Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

ВЫ ПОЛАГАЕТЕ, ВСЕ ЭТО СЛЕДУЕТ ШИТЬ?

ЕЛЕНА ВОЛЬГУСТ,- Блог ПТЖ, 26 декабря 2019

Михаил Боярский — лютый консерватор. Страшно тоскует по прошлым временам.

Не скрывает яркой неприязни к авторской режиссуре, к тому современному театру/кино, где он, по его же собственным словам, не понимает режиссерских решений, заданий, самовыражений.

Полностью отчужден от новых форм.

Не желает всмотреться в них. Причем категорически. Без рефлексий.

«Пуркуа па?» (Почему бы нет?) — не переслушивает. Себя — когда-то шального, страстного, отчаянного, рискующего.

Впрочем, не себя. Д’Артаньяна.

Театр Боярскому желанен — актерский. И чтобы почтение к букве драматурга — непременное. А воспевание духовных ценностей — обязательное.

70-летие артист решил справить дома. Прошло миллион, казалось бы, лет, но Театр им. Ленсовета, конечно же, для Михаила Боярского — милый, старый, единственный театральный Дом, где вылепили, считали героем, красавцем, звездным мальчиком.

Л. Луппиан (Раиса Александровна). М. Боярский (Эраст Петрович).
Фото — Юлия Смелкина.

 

В него, в него обратно! На эту сцену, знакомую до гвоздя, выйти в семьдесят, опереться на руку своей половины — Ларисы Луппиан, сыграть с ней что-то новое, проводить на поклоне долгим взглядом публику.

Так же и в жизни хочется: на ручки к маме. Ведь артист — ребенок всегда.

Режиссер спектакля Олег Леваков — верный юбиляру Атос, Портос и Арамис в одном лице. Не знаю, кому вручить ответственность за выбор пьесы. Ему ли? Супруге ли «тостуемого»?

Это произведение Алексея Арбузова — продукт просроченный. Убойной силы консервант, коим он был начинен, и тот пришел в абсолютную, по моему оценочному мнению, негодность. Зачем открывать тушенку из стратегического запаса прабабушки?

От округлой, никчемно-сентиментальной милоты пьесы косишь глазом в сторону, когда принимаешься читать ее сегодня.

Сцена из спектакля.
Фото — Юлия Смелкина.

 

Когда сегодня же пересматриваешь записанный на кинопленку в начале 80-х знаменитый спектакль Петра Фоменко начала 70-х, то хватаешься не за смыслы. Их нет, кроме благостных: «Ах, как возвышенно любим мы, изумительные люди, похожие на этакий брикет доброты».

Хватаешься за талантливые актерские взмахи, штучные интонации-возгласы, обволакивающее очарование антоновского полушелеста, за недоговоренность, многочисленные тонко сыгранные кунштюки. Первый состав того самого, ставшего культовым, спектакля приводит в искреннее умиление моих сверстников-сокурсников и в данный день и час: нам, когда случился тот спектакль, исполнилось по 17–19 лет. Еще не привита была любовь к сценическим чудакам, нелепым пентюхам и пресловутому легкому сценическому дыханию. На драматических пуантах летал не каждый.

Леваков в сценографическую красотищу, предложенную ему художником Окуневым, погрузился основательно. Ее запоминаешь.

 

Помпезная (под колосники) неподвижная конструкция. Выкрашена в ровный ярчайше белый. Без единой щербинушки. Как бы милый, старый арбузовский дом? Вот тот самый, непритязательный, ветховатый, безалаберный домик героев — скромных музыкантов, учителей музыки, их детей, музыке обучающихся? Никогда не разбогатевших фанатов Шопена?

За прорезями окон, напоминающих дачи сталинских соколов, в глубине сцены Эдем в натуральную величину.

Колышутся в 4 или уже, может быть, в 6D листья изгибающейся пальмы, гордо реет кипарис, густо представлены и другие породы флоры.

Зелено.

В перспективе — еще одна белая веранда.

Небо — лазурь. Облака — цвета девственного снега. Морские барашки переливаются серебристыми капельками.

Сцена из спектакля.
Фото — Юлия Смелкина.

 

…Почему-то ощущаешь запах формалина.

На авансцене же мертвечинка будничная. Как часто бывает: два кресла, диванчик. Новехонькие. Никем до премьеры не обсиженные. Слева пианино. Особо хочется отметить ступеньки. Их три или четыре. Этаким амфитеатриком они ведут на сценическую возвышенность. От кресел с диваном к пространству, свободному от всего. Подиумному.

Быт минимизирован до кувшина для цветов, двух бокалов, газеты «Советский спорт» да журнала «Крокодил» в крайне неисторичном формате современного таблоида. Есть еще цветы. Искусственные до самой последней, кладбищенской степени. Колготки актрис — любо-дорогого качества, цветы же — ну никак не соответствуют финансовой поддержке театра Газпромом.

Сценический костюм — главная тема спектакля. Впечатление оживших моделей из журналов «Rigas modes», «Силуэт», «Модели сезона». Сидишь себе такой, как на показе мод в 60-х в ГУМе или на ВДНХ. Или в Колонном зале.

М. Боярский (Эраст Петрович).
Фото — Юлия Смелкина.

 

Ткани дорогие, цвета сочные, талии затянуты, горох разной крупноты: то белый на синем, то черный на белом, воротнички тончайшей выделки. Шляпы, юбки солнце-клеш, цвета туфель в полнейшей гармонии с верхом. Швеи — блеск. Давно я не видела и столь мощного эффекта утюга: даже лен идеально выутюжен. Основные персонажи переодеваются раза по три. Нарядно до такой степени, будто в финале герои отправляются не на концерт в провинции своей, а вплывают, цокая каблучками, в главные рестораны страны — «Метрополь», «Арагви».

Артистам вменено нести себя в костюмах. Справляются. От домашнего прикида героя Боярского (Эраст Петрович, бывший администратор уездной филармонии, руководитель Хора пензенских учителей) онемеваешь: в сущности, он в камзоле. Бархат щедро расшит золотом. Цвет — глубокое бордо. Туфли сверкают лаком.

Дедушка из дома на Рублевке? Капельдинер Александринки? Кто этот высокий старикан с аркадий-райкинской проседью?

Он совсем чуть-чуть прикасается к клавишам пианино, неспешно движется, ласково смотрит на жену Раису (Л. Луппиан), приобнимает ее.

Сцена из спектакля.
Фото — Юлия Смелкина.

 

Из актерских находок: вытянутые в трубочку губы, несколько раз громкое «чудовищно!» в адрес молодого поколения, «энсинуация!» через педалированное «э», робкое пение в финале своего хита «Все пройдет»… Маловато… аж до зрительских слез!

Ларисе Луппиан (Раиса) почему-то посмели надеть рыжий парик. Актриса стремится поддать остринку общей своей характерности. Но, увы, не найдено запоминающейся, веселой, озорной краски.

Всеволод Цурило (Гусятников) честно, громко проговаривает обильный текст. С возлюбленной пышечкой Бегак (Дарья Циберкина) у них на двоих одна повторяющаяся находка: они в наклоне вытягивают тела и сложенные бантиком губы навстречу поцелую. Руки отведены назад, ладошки трепыхаются крылышками.

Убедительно знойной выглядит Юлия (Владислава Пащенко). Она — лидер показа мод, сексуальна без утайки. Коллеги заприметили в ее игре проблески лирических переживаний. Мне же запомнился эффектный жест — лихо вынутый из чулка портсигар. Однако представить ее героиню близ сражений Великой Отечественной столь же невозможно, сколь меня близ космических разработок.

М. Боярский (Эраст Петрович). Л. Луппиан (Раиса Александровна).
Фото — Юлия Смелкина.

 

Леваков строго следует авторскому жанру: водевиль-мелодрама. За водевиль отвечают взвинченные, напрочь лишенные психологического окраса/налета актерские интонации. Получается неестественно громко, нарочито экзальтированно и… всухую. Без юмора, реприз, многочисленных забавных пристроек. Какой уж тут водевиль?! Без главного, наконец — зажигательной музыки. Счастья водевильного успеха, когда один запоминающийся мотив сменяет другой, когда реплика мгновенно погружается в муфточку звука, не случилось.

Из каких временных широт все эти люди? Реплики типа «завтра 9 мая», «я дитя войны, и мне бывает отчаянно грустно», «боюсь за всех штатских на свете» — пустейший звук из уст нарядно одетых артистов. Дорогой Михаил Сергеевич, где же среди мануфактурного изобилия духовные ценности, так Вами чтимые?

Спектакль напомнил живую траву, покрашенную поверх ее естественно-несовершенного цвета в ядовито зеленый.

Так поступают обычно с травой прапорщики, когда ждут генералов.


ЕЛЕНА ВОЛЬГУСТ

ИЗМЕНЕНИЕ В РЕПЕРТУАРЕ

Уважаемые зрители! 23 сентября вместо спектакля «Фальшивая нота» состоится спектакль «Все мы прекрасные люди». 26 сентября состоится спектакль «Три сестры» вместо объявленного ранее спектакля "Город. Женитьба. Гоголь.». Приносим свои извинения!

Подробнее

ОН. ОНА...

Театр имени Ленсовета задумал литературно-драматический видеопроект “Он. Она…» по рассказам И.А.Бунина и А.И.Куприна. На Малой сцене театра снимаются настоящие фильмы-спектакли.

Подробнее

СТУДЕНЧЕСКИЙ АБОНЕМЕНТ

Уважаемые зрители! С 7 августа 2020 года мы открываем продажу дополнительных комплектов билетов «Студенческий абонемент».

Подробнее

РУССКАЯ МАТРИЦА

Уважаемые зрители! Мы открываем продажи билетов в кассе театра на спектакль «Русская матрица», который будет показан 6 октября в рамках Российской Национальной театральной премии «Золотая маска».

Подробнее

ВНИМАНИЕ! АКЦИЯ!

Уважаемые зрители! Мы запускаем акцию, в рамках которой вы сможете приобрести билеты на спектакли сентябрьского репертуара по специальным ценам! Обращаем ваше внимание, что такие билеты можно приобрести только в кассе театра!

Подробнее

.

Новый канал: блогер Костя Кляйн на YouTube и официальный сайт Костя Кляйн.

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио Ticketland VII Форум 2019 год театра в России 2019 год театра в России 2019 год театра в России
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр