Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

ВОКЗАЛ НА ШЕСТЕРЫХ

МАРИНА ДМИТРЕВСКАЯ,- Блог ПТЖ, 20 апреля 2021

АРИФМЕТИКА

 

В лодке могут быть трое, не считая собаки. Если в лодку погрузятся девять человек и три собаки — она утонет.

Когда в пьесе двое, когда это бесконечный диалог, изменения которого зависят от открытой форточки и телефонного звонка, — вряд ли умножение героев на два/на четыре/на шесть/на восемь и деление действия на мелкие кусочки в такой же пропорции прирастят что-то к смыслам. Вряд ли «Варшавская мелодия» нуждается в восьми исполнителях, а «Старомодная комедия», «Игра в джин» или «Лето одного года» — в участии ватаги возрастных актеров (в БДТ вполне хватает Фрейндлих и Басилашвили).

Сцена из спектакля.
Фото — Юлия Кудряшова.

 

Эти пьесы «на двоих», эти истории с открытой лирикой и такой же открытой драмой (вариант — мелодрамой) вполне можно не ставить, если ты тяготеешь к «неугомонной режиссуре», занимающей собой каждую клетку спектакля так, что становится нечем дышать, к постановочному размаху и пластическому оснащению каждой реплики «драмбалетными» виньетками. Но Евгения Богинская берет именно «Двое на качелях» и подходит к пьесе именно так, как было сказано выше. Да, «Двое на качелях» — простое, нежное, вполне наивное создание Уильяма Гибсона, могло бы спокойно подождать в старом репертуарном сундуке — в мировой драматургии есть и другие пьесы для «силового решения». Но молодой режиссер развертывает на большой сцене Театра Ленсовета огромное гулкое, бездушное, темноватое пространство большого города-вокзала и «накрывает стол для шестерых». Три Гиттель и три Джерри, между которыми поделены сцены (логики в этом делении увидеть не удалось), музыка живая и синтезированная, пластика, подкрепляющая каждый звук, «большой свет» и все такое прочее. Поначалу тому, кто не знает пьесу, трудно вычленить даже сюжет: ни слова в простоте, все «оснащено» манерными экзерсисами, в которых тонет простая человеческая история.

Особенно обескураживает — зачем шесть артистов, если хорошо играют только двое, а остальные им только мешают…

 

ВСТРЕТИЛИСЬ ШЕСТЬ ОДИНОЧЕСТВ

 

В таких декорациях в советском театре 1960-х играли про западный мир голого чистогана, человеческую некоммуникабельность и одиночество душ, затерянных в капиталистических джунглях Нью-Йорка. Шесть персонажей Богинской в поисках человеческого общения и в непреодолимом шакальем одиночестве ходят в этом пространстве только по определенным прямым линиям, четко поворачиваясь на 90 градусов и очерчивая при поворотах прямые углы. Еще они часто приседают, иногда ползают и садомазохистски подставляют себя под ветродуй со снегом, чтобы отчетливее были видны холод этого мира, одиночество затерявшегося в нем человека, и чтобы можно было оригинально усугубить картину неприкаянности отогреванием рук на морозе собственным горячим дыханием. И чтобы, наконец, трагически осознать, что Волга впадает в Каспийское море. Можно еще многозначительно задуматься о том, что лошади едят овес, но для этого, вероятно, нужны еще восемь исполнителей, три ветродуя и четыре балетмейстера.

М. Ханжов (Джерри Райан), А. Прохорова (Гиттель Моска).
Фото — Юлия Кудряшова.

 

Как все помнят (а может, и не помнят), «Двое на качелях» — история случайной встречи неудавшейся балерины Гиттель и юриста Джерри, слабого человека, уехавшего от благополучной и сильной жены Тэсс, от зависимости и несвободы. Всю пьесу Джерри мечется между Гиттель и Тэсс, но именно самоотверженная, больная Гиттель, «маленькая балерина, всегда нема, всегда нема», душевно и профессионально укрепляет его. Напитавшись ее любовью, Джерри становится самим собой, сдает экзамен, получает практику и возвращается в прежнюю жизнь другим человеком. Два типа любви — альтруистическая, жертвенная, отдающая и эгоистическая, берущая — встречаются на поле пьесы Гибсона, но дело не в характеристиках, здесь все зависит от логики переходов и переживаний, от линии интуиции и чувства: как не свалиться в мелодраму, как существовать на втором плане… Конечно, я не видела знаменитого спектакля раннего «Современника» (да и последней редакции не видела), но навсегда с этой пьесой у меня связан странный эпизод-встреча. Еще стоял ДК Первой пятилетки, куда на гастроли приехал «Современник», и меня, молодого критика, вдруг позвали на дневной спектакль «Двое на качелях». Понимая, что спектаклю сто лет в обед, я стала отказываться, но кто-то (уже не помню, кто) произнес: «Придите. У нас сегодня ввод. Новая Гиттель. Совсем молодая девочка, только что взяли, ее еще никто не знает, но вы заранее запомните имя — Лена Яковлева». И я пошла. Елена Яковлева играла очумительно, обворожительно, мне кажется, ничего лучше она не играла никогда и нигде.

Это вообще пьеса для двух сильных артистов. Потому были спектакли с балериной Натальей Макаровой (ставил Виктюк), с Еленой Калининой и Дмитрием Воробьевым (его лет пятнадцать назад делал Мастер Евгении Богинской — В. М. Фильштинский), но никогда все-таки пьеса не подвергалась такому силовому и малосодержательному приему, как сейчас.

В. Волохова (Гиттель Моска), И. Шевченко (Джерри Райан).
Фото — Юлия Кудряшова.

 

Устрашающий «вокзал» с самого начала полон шестерыми. Их голоса (герои сидят на стульях) разносятся общим гулким эхом, озвучивают друг друга, и кто кого встретил, и кто кому звонит — понять нельзя. Но зато сразу понятно: история всеобщая, а не частная, она могла произойти с кем угодно, все мы — дети холодного мира, все мы на вокзале, а Волга впадает…

Шесть персонажей (и так будет до конца) совершают странные, но не индивидуализированные абстрактные пантомимические движения (балетмейстер Нурбек Батулла) и часто изгибаются в судорогах душевной и физической боли (прямые углы бесперспективной жизни и, напротив, конвульсии душевных мук существуют в несвежем пластическом контрапункте, поскольку неоригинальна сама мысль). Но главное в другом: «линия переживания» рвется, не успев начаться. Вот «оттанцевали свой эпизод» Иван Шевченко и Виктория Волохова, выдал экстатическое тремоло Шевченко (он вращает глазами и дергается, педалируя некую маниакальность любого персонажа, уже в третьем спектакле подряд, тревожа рано пришедшими штампами) — а дальше с новой точки вступают Ася Прохорова и Максим Ханжов.

Два Джерри вполне однотипны: Ханжов тоже стремится изобразить что-то звериное, дико повращать глазами и долго снимать носок с замерзшей ноги с таким рыком, как будто снимает скальп. Однотипны и две Гиттель — Волохова и Прохорова. В тексте есть что-то в таком роде: внутри отважной Гиттель сидит маленький незащищенный олененок. Обе актрисы с удовольствием изображают этот «бембизм», трепетность и незащищенность олененка, такого олененка-олененка… В спектакле царит преувеличенность, демонстративность эмоций и состояний: мужики — экспрессивные психопаты, женщины — травмированные щебечущие птички, жертвы абьюза.

И. Дель (Джерри Райан), Л. Пицхелаури (Гиттель Моска).
Фото — Юлия Кудряшова.

 

Из шестерых вообще, повторю, хорошо играют и держат внимание только двое — Илья Дель и Лаура Пицхелаури, у которых непонятным образом отобрано много сцен, отданных другим парам. Почему было не оставить двух прекрасных эксцентрических артистов в покое и не поставить спектакль только с ними — загадка, тем более что каждый эпизод и у этой пары решен отдельно и не связан с предыдущим: сперва это две седоволосые (от переживаний?) безжизненные куклы (Гиттель — тряпичная, Джерри — деревянная) Мальвина и Буратино; потом Джерри приобретает высокий кок и темные очки… Мастера эксцентрической клоунады жонглируют умением передать за маской и изломанность Гиттель, и вальяжную сексуальность Джерри. И хотя этот Джерри тоже псих-невротик, но Дель отчетливо дает именно маску злого, эгоистичного абьюзера, а Пицхелаури — иронию относительно ноющей Мальвины. Их общие слезы-рыдания — отличный аттракцион. Если б еще сцена периодически не заливалась красным светом страдания…

 

САМ СЕБЕ РЕЖИССЕР

 

Это спектакль, в котором режиссера меньше всего интересуют люди. Так бывает. Это спектакль, где женщина — не слишком приятная жертва, а мужчины — «многие несчастные мерзавцы». Никакие качели не качаются, все утверждено: ее бьет дрожь от открывшейся язвы — он клянчит «помоги мне, помоги», он — абьюзер, она — олененок, она — наверху под светом лампы (у декорации есть второй этаж), он — внизу во всполохах безумного мира. Пока Гиттель рассказывает про язву — Джерри рассматривает свое колено.

Сцена из спектакля.
Фото — Юлия Кудряшова.

 

Это спектакль, каждая клетка которого кричит: «Я режиссерски решена и поставлена!» Ни минуты тишины, ни сантиметра свободы от режиссерской навязчивости. В то же время — ни минуты про любовь. Сочувствия не вызывает никто. Режиссерский взгляд на героев довольно презрителен. Бывает и так. Для этого в мире много пьес.

Язык и смысл спектакля претенциозны, а на самом деле элементарны, и точнее всего смысл иллюстрирует финальная мизансцена: отвернувшись от зала, стоят Гиттель и Джерри. Он — в плотном пальто, она — с голой спиной. Он — защищен, она — беззащитна. Вот такой плоский итог борьбы с мелодраматическим и человеческим.

ГАСТРОЛИ

27 сентября спектакль "Фальшивая нота" был сыгран в Волгограде в рамках гастролей в городах основной производственной деятельности Группы Газпром

ЗАМЕНА СПЕКТАКЛЯ

Уважаемые зрители! Вместо назначенного на 1 октября спектакля «Сон об осени», состоится спектакль «Ревизор», начало в 19:00. Приносим извинения за доставленные неудобства!

Подробнее

ЮБИЛЕЙ

Сегодня 60 лет исполняется Юрию Николаевичу БУТУСОВУ. Мы гордимся, что его режисёрский талант развился, стал гордостью российского театра именно на нашей "ленсоветовской" сцене. Здоровья Вам, Юрий Николаевич, творческой неугомонности, мы всегда рады видеть Вас в нашем общем театральном Доме.

Подробнее

ПЕРЕНОС СПЕКТАКЛЯ

Уважаемые зрители! В связи с болезнью актрисы, назначенный на 20 сентября спектакль «Чайка» (Малая сцена) переносится на 9 октября. Начало в 19:30. Приносим извинения за доставленные неудобства!

Подробнее

УРОКИ РЕЖИССУРЫ. К 60-летию Ю.Бутусова

Осенью 2021 года в Театре им.Ленсовета пройдёт цикл спектаклей Юрия Бутусова в рамках спецпрограммы фестиваля «Уроки режиссуры» Биеннале театрального искусства. Проект посвящается 60-летию режиссёра.

Подробнее

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио Ticketland Культура Питер ФМ Пушкинская карта Национальный проект Культура
Портал единой карты петербуржца Национальный проект Культура Наденьте маску Госпочта
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр