Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

Война войнам

Мария ХАЛИЗЕВА,- «Экран и сцена» № 20 за 2014 год

С.Волков – Б.Брехт в спектакле “Кабаре Брехт”. Фото Ю.СМЕЛКИНОЙ

Вслед за выпускницами курса Сергея Женовача в ГИТИСе, с которыми Юрий Бутусов поставил дипломный спектакль “LIEBE. Schiller” (по пьесе “Разбойники”), в прошлом сезоне принятый в репертуар им возглавляемого Театра Ленсовета, повезло еще одному коллективу бывших студентов. На сей раз СПбГАТИ. С курсом Анны Алексахиной Юрий Бутусов выпустил постановку “Кабаре Брехт”, премьерой открылся сезон Театра имени Ленсовета. Благодаря гранту Комитета по культуре молодые исполнители на год оставлены в труппе – в статусе Студии при театре.

Юрий Бутусов не скрывает, что творчество и судьба Бертольта Брехта оказались важным материалом в плане педагогическом. Это подтверждает и молодой студиец Сергей Волков – ему отдана роль Брехта, автора сжигавшихся нацистами книг, проходившего у них в списках под номером десять: “Своими текстами Брехт вытащил меня на какую-то страшную гору, с которой я с удивленным ужасом стал смотреть на окружающий меня мир. Его слова отрезвляют пощечиной. Он – не пыльный, не ветхий, не скучный, а злободневный и хлесткий. Мысли этого немца, чьи глаза застали две мировые войны, к сожалению, никогда не потеряют своей актуальности. А в наши сегодняшние дни тем более”.

В “Кабаре Брехт” слышны переклички с двумя предыдущими брехтовскими постановками Бутусова: “Человек=Человек” (2008) в Александринском театре и “Добрый человек из Сезуана” (2013) в московском Театре имени А.С.Пушкина. Скажем, включение в общую композицию сцены расстрела Гэли Гэя из пьесы “Что тот солдат, что этот” или перевод многочисленных зонгов, звучащих здесь на разных языках (немецком, английском, французском), тревожными красными буквами бегущей строки – впечатляющий прием, уже однажды использовавшийся. Есть, кажется, и отсылы к легендарному “Доброму человеку из Сезуана” Юрия Любимова пятидесятилетней давности – таблички-плакаты с лозунгами: “Война это безумие”, “Брехт – это мы”, “Ура Брехту”, “Брехт наше все”, причем, восклицательные и прочие знаки препинания гуляют где-то отдельно (на Таганке, правда, таблички-вывески были черно-белые, а не черно-красные, и обозначали места действия: Табачная фабрика, Дешевый ресторан). И все же это поклон Любимову, как и избранный монтажный принцип, напоминающий о поэтических спектаклях Таганки, о ее лучших временах, да и вообще о многих вершинных достижениях театра 60-х–70-х годов прошлого века.

В усложненных и нелинейных театральных работах Юрия Бутусова последних лет на первый план нередко выходят томительная в своей повторяемости суета и разрушительный хаос, рождающийся из этой суеты. Но за ними почти всегда проступают неравнодушие, страдание и сострадание, слышится голос сердца, душа и ум не безмолв-ствуют. В “Кабаре Брехт”, где суете и хаосу придана вполне рациональная форма, громкие удары – ритм деятельности сердечной мышцы – обрамляют действие. Под эти глухие звуки на сцене появляется Бертольт Брехт, здесь просто ББ, и, держась за сердце, хрипло и над-рывно впрыгивает в песню “Youkali” Курта Вайля: “Юкали – страна моих желаний, / Юкали – лишь счастье и приятные сны, / Юкали – земля, где нет в помине наших забот”. Сердце этого невысокого молодого человека в круглых очочках, очень поношенных кожаной куртке и ботинках, с сигарой в руке (имеется серьезное портретное сходство с фотографиями Брехта), сердце, закаленное потерями, похоже, разрывается от несбыточности надежд на справедливость.

Пространство маркируют три двери – серая, белая, красная (на одной из них надпись ББ), а освещает его необычный светильник-трансформер – множество лампочек способно перестраиваться во всевозможные геометрические фигуры, в том числе складываться в стрелку или крест (художник Николай Слободяник). Брехт Сергея Волкова, с его страстностью и подвижностью – по-своему тоже указующая стрелка, ось этого мироздания.

Композиция спектакля, возникшего из зачета студентов по вокалу (музыкальный руководитель Иван Благодер) и формировавшегося из многочисленных этюдов, довольно шероховатая, небезукоризненная. Биографическая линия сведена к писательству и двум женщинам: Елена Вайгель и Маргарет Штеффин, жена и возлюбленная, актриса и секретарь – в их ролях выступают София Никифорова и Тоня Сонина. Еще полтора десятка исполнителей обозначены в программке как актеры театра ББ, они легко переносятся во владения вымыс-ла и импровизации, с драйвом разыгрывают отрывки из брехтовских пьес, гремят зонгами на музыку Курта Вайля.

“Мой пулемет – пишущая машинка”, – говаривал Брехт. Еще один лейтмотив спектакля, помимо ударов сердца, это сцены с десятком машинисток, вьющихся в вечерних платьях вокруг стульев с водруженными на них пишущими машинками, из кареток которых свешиваются рулоны бумаги. Стук сердца драматурга звучит в унисон с яростными пулеметными очередями клавиш, его главного способа сражаться – “необходимо уметь превратить правду в боевое оружие”.

В компанию Галилео Галилея, Мамаши Кураж, Макхита, Джонатана Питчема, Пелагеи Власовой, Гэли Гэя, время от времени являющихся на подмостки, умело затесался сам Адольф Гитлер, один из главных антагонистов писателя, – тряпичная кукла в костюме и галстуке, с рыжеватыми патлами, черными усиками, намалеванными крас-кой, и прикрытыми глазками, с клонящейся или запрокидывающейся, если ее не поддерживать, головой. Миллионы людей обязаны этой “кукле” тем, что должны были повторять вслед за Брехтом: “Я живу в мрачные времена” и “Я уцелел случайно”.

Еще совсем молодой Бертольт Брехт решился объявить “беспощадную войну войне” и вел ее на протяжении долгих лет своей не очень длинной жизни (ближе к концу действия на сцене появляется потертый чемодан, с ним входит Елена Вайгель, с датами жизни Брехта: 1898–1956). Этот пафос (в силу сегодняшней ситуации читающийся почти как пацифистский) поддержан всем строем спектакля Юрия Бутусова. В какой-то момент Сергей Волков неожиданно перестает выступать от имени своего персонажа, резко выпадает из роли и произносит несколько негромких, но очень значительных фраз от себя: “Я сейчас даже не Бертольт Брехт, не ББ, а молодой актер, находящийся в призывном возрасте в эпоху, когда главы государства развязывают очередную войну”. Эта реплика идет встык с брехтовским монологом матери, обращенным к сыну: “Они, должно быть, готовят войны с твоим участием…”

Пожалуй, мы привыкли к эстетически более заостренным театральным высказываниям Юрия Бутусова. В “Кабаре Брехт” заметна некая смазанность, хотя жанр заявлен вполне определенно: “кабаре”. Немецкое кабаре 1920-х, а значит, герой – молодой Брехт, еще не автор теории эпического театра, но Брехт-экспрессионист, с экспрессионизмом же у Бутусова отношения личные, а связи неслучайные.

Кабаре в спектакле Театра Ленсовета присутствует в избытке: среди ярких моментов – вроде бы не имеющий прямого отношения к Брехту, но имеющий отношение к эпохе, номер – три возраста танго (балетмейстер Николай Реутов). Пожилая пара (Юстына Вонщик и Максим Ханжов) начинает танец робко, чуть отстраненно и безжизненно, но входит в ритм, увлекается, отбрасывает что-то допотопное из одежд и движений, и молодеет на глазах. И вот уже пара среднего возраста срывает с себя плащи и снова молодеет на глазах, ритм танца убыстряется. В страстном танго сливаются совсем юные люди, у которых впереди, как мы понимаем, жизнь вместе, которую не удастся до конца разрушить никаким мировым катаклизмам. Такие вот лирические отступления прослаивают в “Кабаре Брехт” фрагменты брехтовских пьес и инсценировок, скажем, переведенных в драматическую форму сцен из романа Горького “Мать”, подчас не менее выразительных.

Спектакль, в котором намешано многое, в том числе допущены вкрапления сиюминутной современности (на лихом сочетании современности и винтажности “Кабаре Брехт” и выстроено), имеет несколько ложных концовок, но подлинным финалом становится звук биения сердца.

Мария ХАЛИЗЕВА

"Night and day"

19 апреля cпектакль "Night and day" был сыгран в последний раз.

Премьера!

16 апреля на Малой сцене состоялась премьера спектакля "ПТИЦЫ" в постановке Марии Романовой.

Дядя Ваня

31 марта состоялась премьера спектакля «ДЯДЯ ВАНЯ» по пьесе А.П.Чехова в постановке Юрия БУТУСОВА.

Изменение в репертуаре

Уважаемые зрители! 14 июня вместо спектакля "Смерть коммивояжера" пойдет спектакль "Я боюсь любви". Билеты действительны. Приносим свои извинения!

Режиссерская лаборатория

С 26 по 28 апреля 2017 года в театре будет проходить режиссерская лаборатория "Пространство драматурга" по пьесам Аси Волошиной. Запись на эскизы - с 15 апреля в группе Вконтакте (https://vk.com/laboratoriya_lensoveta). Количество мест ограничено.

Подробнее

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Туристическая компания Im Voyager" Телеканал Санкт-Петербург
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр