Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

В мире животных?

Варвара Цыпина,- «Петербургский театрал», 2021, № 1 (29), март

За последние несколько сезонов в репертуаре петербургских театров все чаще стали появляться «Мещане». текст Горького осмысляли в театре На Васильевском в постановке ныне покойного режиссера Владимира Туманова, осенью прошлого года в ТЮЗе имени Брянцева вышла премьера Елизаветы Бондарь. Очень разные по содержанию и выразительным средствам спектакли, впрочем, были сделаны с одинаковой скрупулезностью в отношении прочтения текста пьесы. Дело, конечно, не в бережливом сохранении каждой написанной автором реплики, но во вдумчивом погружении в материал, которое в итоге и формировало режиссерский замысел.
Премьерный спектакль Василия Сенина продолжает линию традиционных спектаклей, ставшую в театре Ленсовета превалирующей после ухода с поста главного режиссера Юрия Бутусова. Это театр понятный, осознанно лишенный интеллектуального свойства и рассчитанный в большей степени на чувственное восприятие. Возможно, именно по этой причине текст «Мещан» прочитан режиссером как классическая мелодрама. Поступки героев здесь мотивированы исключительно романтическими настроениями. Ни одна из пар персонажей пьесы Горького не становится центром действия – все в равной степени получают свое право голоса.
Татьяна Бессеменова (Татьяна Трудова) не производит впечатления экзистенциально озадаченной молодой девушки, робеющей перед всяким проявлением мещанства. Режиссер Василий Сенин не наделяет эту героиню особыми отличительными свойствами, может показаться, что в этом зажиточном доме ей вполне комфортно. Главная проблема Татьяны – безответная любовь, добиться которой она желает путем навязчивого кокетства, совсем как рядовая мещанка. Ее попытка свести счеты жизнью обусловлена лишь любовным страданием, то есть, по сути, упрощена до предела, потому что лишена идеи и какого бы то ни было глубокомыслия.
В этом смысле внезапно возникшая мелодия из передачи «В мире животных» могла бы стать музыкальным выражением режиссерского видения. В интерпретации Сенина герои лишаются своего человеческого облика, ведомые инстинктами. Но одной мелодии недостаточно, чтобы пронести эту кажущуюся важной мысль через все действие.
Единственную попытку вырваться из жанра совершает Петр (Иван Шевченко), выходящий на авансцену вплотную к зрительному залу, чтобы произнести остроактуальный монолог: «Черт дернул меня принять участие в этих дурацких волнениях!». Но это не взаправду, прямая коммуникация не оборачивает действие в сторону сегодняшнего дня, оставаясь в рамках нового репертуара театра Ленсовета. Животные кривляния продолжаются, зал смеется над репликой Нила: «Вы что думали, что я на вас женюсь?» – после очередной истерики Татьяны. Градус всеобщей экзальтации доходит до предела, герои бьются в конвульсиях, кричат, прерываясь лишь на сцены эротического толка.
Один лишь работяга Нил не опускается до истерики и оказывается самым человечным существом, к которому можно испытать сочувствие. Кирилл Нагиев играет хорошего парня, такого сложно заподозрить в хамстве или неуважении. Вот и Бессеменов (Артур Ваха) спорит с ним все больше от скуки, ведь оскорбиться чувством куда интересней, чем просто сидеть молча. В отличие от Юрия Ицкова, который играет роль Бессеменова в театре На Васильевском, Ваха не делает из своего персонажа домашнего тирана.
У героев спектакля Василия Сенина нет особых причин для конфликта. Все по очереди сотрясают воздух, как бы совсем бесцельно, поэтому так жалко этого парня Нила, не пытающегося заполнить паузы пустыми словами. Однако, принимая участие в романтической коллизии, он тоже будто теряет цельность и становится одним из многих.

Варвара Цыпина

Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр