Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

Сыграть про любовь, ненависть, ревность

Жанна ЗАРЕЦКАЯ ,- «Вечерний Петербург», 2008, 13 февраля

В новом спектакле «Испанская баллада» актёры играют внятно и страстно
В Театре им. Ленсовета вышел спектакль по роману Людвига Фейхтвангера «Еврейка из Толедо». Называется он «Испанская баллада», баллада и вышла: прозрачный полумифический сюжет, ансамбль фламенко, задающий ритм , актеры, играющие так же внятно и страстно, как во времена Игоря Петровича Владимирова. Роль кастильского короля Альфонсо X сыграл Семен Стругачев и это, пожалуй, открытие знаменитого на всю страну комика в совершенно неожиданном качестве. Но начинать разговор о спектакле надо с постановщика - московского режиссера Гарольда Стрелкова.
Истина страстей и правда чувств
Немного найдется режиссеров, которые отчетливо понимают, что психологический театр чеховско-станиславского толка завершил свое существование, и уж совсем мало тех, кто сознательно ищет новые формы того, что Пушкин назвал «истиной страстей и правдоподобием чувств». Московский режиссер Гарольд Стрелков - как раз из таких. Он учился у большого мастера режиссуры Петра Фоменко и унаследовал от учителя главную составляющую его театра - ставку на актера, на его темперамент и единомыслие с режиссером. Долгое время Стрелкову пеняли на два греха: во-первых, не ставит хорошей драматургии, а только какие-то схемы, сочиненные не самыми лучшими драматургами современности, во-вторых, на главные роли назначает исключительно собственную жену Ингу Оболдину. Жена его, впрочем, -- одна из лучших актрис современности с уникальной природой и на редкость мощным темпераментом, под нее надо было открывать театр и слава богу, что это сложилось. Зато Стрелкова захочешь не упрекнешь в том, что в его спектаклях не видно актеров - они как на ладони. В «Испанская баллада» Оболдиной нет, а есть Семен Стругачев, Сергей Мигицко, Сергей Кушаков, Лариса Леонова Лаура Лаури, Ирина Балай, Елена Комиссаренко. И теперь уже совершенно ясно, на какую мельницу Стрелков льет воду. Каждый второй режиссер нынче начинает свою карьеру с лозунга: «Вернем сцену актеру», а заканчивает громоздкими и невнятными режиссерскими построениями, сквозь которые артисту не продраться. Больше всего нынешние постановщики боятся элементарных чувств и сюжетов. Все простые истории у нас показывают в чесовых антрепризах, и даже лучшие из них эксплуатируют актерские штампы в комедийном жанре и только. Сыграть немудреную, но серьезную достойную песни историю про любовь, ненависть, ревность - это для артистов и режиссеров задача, как правило, уже невыполнимая, и решается она так: приглашается орава помощников, осветители, хореографы, вокалисты, не говоря уже о художнике - и все они работают на то, чтобы скрыть режиссерскую беспомощность и актерскую фальшь. Тип драматического концерта - самый распространенный тип нынешних «романтических» зрелищ. Так вот, режиссер Гарольд Стрелков вроде бы и вытащил на сцену целый ансамбль фламенко - в самом деле роскошный - но определил ему четкое место: окантовки, прекрасной рамы для страстных картин, где действующие лица достойны рембрандтовских полотен, хотя действие пьесы происходит гораздо раньше, в XIII веке, в эпоху яростных крестовых походов.
Роман превращён в балладу
Инсценировка, которую Стрелков на сей раз сделал самолично, на первый взгляд, весьма уязвима. Тексты кажутся слишком прямолинейными, некоторые реплики - просто непроизносимыми. Но знаете, что удивительно: даже самые нелепые реплики - вроде той, что произносит каноник-летописец: «Посмотри, король, что я вынужден был написать о тебе в своем документе» и далее пространная цитата про то, что правитель прозябает во грехе с еврейкой, -- даже они выглядят искренним человеческим проявлением. Актер Александр Новиков легко и убедительно (как давно уже не играл) играет наивного служителя церкви, для которого в начале действия мир выглядят элементарным букварем, где понятия греха и подвига очевидны - потому он и берется за летопись. А к финалу, пребывая рядом с королем, то есть, с его вроде бы абсолютно греховной страстью, приходит к другому выводу, гораздо более бесспорному: история - мертвая наука, потому что она не оживляет людей, а раздает им оценки, всегда уязвимые. Он чуть не плачет, разрывая в клочья свои манускрипты, отчего становится ясна главная идея спектакля - история сбрасывает со счетов любовь, ту самую, которая, на самом деле, и определяет ее ход. Поэтому надо оставить историю сказителям и бардам, для которых человек и его чувства важнее фактов. В этом убеждении режиссер полностью совпадает с писателем. 
Стрелков, словом, излагает роман Фейхтвангера так, что он укладывается в короткую балладу, которую поет красивая брюнетка изумительным грудным голосом. Ну а текст, предназначенный актерам, выглядит не более, чем сценарий комедии дель арте. Для пересказа хватит трех предложений. Король-крестоносец, забавляющийся на досуге тем, что рубит головы неверным, влюбляется в дочь еврея, которого только что назначил министром финансов. Прекрасная еврейка отвечает ему взаимностью, и вырвать его из сладких объятий возлюбленной может только известие о болезни сына. Сын умирает, король, дабы замолить грехи, устраивает военных поход и проигрывает войну, а рыцари, подстрекаемые королевой, под видом народной мести неверным, зверски убивают министра финансов и его красавицу дочь. Здесь нет ни глубокомысленных монологов, ни лихого сюжета, что только успевая соображать, кто кому дядька, ни, главное, нарочитой двусмысленности в каждой реплике. Тут что ни сцена - то проживание на пределе возможностей самых корневых чувств: любовной страсти, ярости, ненависти, ревности, жажды власти. Это и есть азбука актерского искусства, без которой двух шагов по сцене не пройдешь.
Неузнаваемые 
Суровый пейзаж сцены у Стрелкова тоже сложен из первоэлементов, но природных - кожаные тюки, деревянная плаха на месте рампы, металлические топоры и цепи (художник Александр Липовских). Иногда в самом центре возникает ложе с золочеными решетками и под балдахином - так выглядит на сцене старый замок Альфонсо, где он укрылся с еврейкой Ракелью. Но более всего впечатляют актеры, каким-то удивительным образом сохранившие в памяти чувства, которых в реальности уже не встретишь. Семен Стругачев вдруг обнаружил способность играть чистую страсть - без лирики и без похоти, не знающую стыда и не умеющую ждать. Обласканный, этот Альфонсо превращается не в менестреля, а в послушного детеныша. Ракель Лауры Лаури - это уже готовая Джульетта, и самое занятное, что в других ее ролях темперамент такого масштаба даже не угадывался. И почему бы теперь, собственно, Сергею Мигицко не сыграть Шейлока? - думается в те минуты, когда артист обходится без карикатурных красок. А сцена убийства, которая поставлена в стиле режиссера Камы Гинкаса, поперек текста Фейхтвангера, -- это еще и очень сильный режиссерский ход. Вместо кровавой бойни - тихий, такой, что приходится прислушиваться, рассказ старого еврея и его дочери о том, как их убивали. Спокойный, как рассказ мертвецов, которые уже недосягаемых ни для боли, ни для человеческой нетерпимости. Во время этой сцены они, ей богу, выглядят как Лир и Корделия. А Стругачев - так это Макбет: буйный, страстный, совершающий убийства не ради власти, а ради любви к своей прекрасной королеве, которую вполне осилила бы Елена Комисаренко - здесь покинутая королева и убийца.
И это я не медали на грудь раздаю. Это я со всей ответственностью утверждаю, что режиссеру Гарольду Стрелкову удалось вернуть значительную часть труппы Театра им. Ленсовета, который без большого куража искал своего счастья в бульварных сюжетах, в лоно высокого поэтического театра. Такого радикального поворота уж точно никто не ожидал. Тем приятнее было обмануться. 
Жанна ЗАРЕЦКАЯ

"Night and day"

19 апреля cпектакль "Night and day" был сыгран в последний раз.

Премьера!

16 апреля на Малой сцене состоялась премьера спектакля "ПТИЦЫ" в постановке Марии Романовой.

Дядя Ваня

31 марта состоялась премьера спектакля «ДЯДЯ ВАНЯ» по пьесе А.П.Чехова в постановке Юрия БУТУСОВА.

Изменение в репертуаре

Уважаемые зрители! 14 июня вместо спектакля "Смерть коммивояжера" пойдет спектакль "Я боюсь любви". Билеты действительны. Приносим свои извинения!

Режиссерская лаборатория

С 26 по 28 апреля 2017 года в театре будет проходить режиссерская лаборатория "Пространство драматурга" по пьесам Аси Волошиной. Запись на эскизы в группе Вконтакте (https://vk.com/laboratoriya_lensoveta). Количество мест ограничено.

Подробнее

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Туристическая компания Im Voyager" Телеканал Санкт-Петербург
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр