Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

Светлана Письмиченко: Иногда кажется, что я переросла многих режиссеров

Екатерина Омецинская,- «Вечерний Петербург» №220(25248) от 28 ноября 2014

28 ноября, вместе с этой актрисой Театра им. Ленсовета юбилей будут праздновать линдгреновский Малыш и смешариковская Нюша, андерсеновская Герда и мак-донаховская Морин, Смельская из пьесы Островского и мадемуазель Жорж «от Эрика-Эмманюэля Шмитта» — несколько десятков театральных и киногероев. Почти 30 лет она верна театру ее учителя — Игоря Петровича Владимирова. Будет ли театр верен ей — покажет время…

 

Фото: Михаила Павловского

 

Катапульта сработала

— Светлана, как отважилась провинциальная девочка махнуть в Ленинград, в театральный институт? 
— Провинциальным людям очень хочется катапультироваться, понимаете… Вы здесь живете: этот город, все, что в нем есть, — ваша данность. Это как мои дети сейчас: я им говорю «Эрмитаж, Русский музей…», а они мне: «Да ладно, мама…» А мне надо было «догонять», и это дало такую силу катапульты, что за две с половиной тысячи километров приехала запросто. Тут же нашлись люди по фамилии Коган (через папу, через его фронтовые связи), которые приняли как родную. Жила у них полгода на Садовой улице… Но впервые в Ленинграде побывала еще школьницей: накануне выпуска лучших учеников наградили поездкой на берега Невы (отличницей я не была, а была заводилой, рано начала выступать — школьные постановки, утренники). Я тогда сразу поняла, что это мой город. Какая там Москва! А когда увидела Институт театра, музыки и кинематографии, сказала: «Это все для меня!» Но я твердо знала, что, если сразу не поступлю, больше не поеду. 

— А в том, что поступите, были уверены?
— Да что вы! Три раза покупала билет и… сдавала его дважды. Уверена была в том, что должна в итоге это сделать, чтобы не сожалеть об упущенной возможности, потому что знала: сцена — моя среда… Папа меня долго не отпускал, говорил, что я еще маленькая ехать одной в Ленинград… Курс у нас был потрясающий! И почти все были приезжие.

— А в Театр им. Ленсовета мастер сразу взял?
— На 4-м курсе начались возрастные брожения. При том что я была любимой ученицей, у меня был тихий конфликт с Владимировым. Он взял в театр всего двух моих однокурсников, и я уже прощалась с городом — должна была ехать в Мурманск (спрос на выпускников Владимирова был огромен). Но тогда из театра ушла Наташа Леонова и срочно нужна была поющая актриса. В общежитии меня уже не было, найти меня сразу не смогли. Владимиров, говорят, стучал по столу кулаком и кричал: «Где она? Где? Найдите ее!» Нашли. А документы мои из Мурманска потом возвращал сам Владимиров.

— Какой спектакль был первый?
— Я вводилась в спектакль «Зинуля». А потом Алиса Бруновна ушла из театра. Это был трагический год, потому что все здесь крутилось вокруг нее. Владимиров тогда сказал: «Вырвали дерево с корнями и перенесли на ту сторону Фонтанки» (в БДТ. — Прим. авт.). Пришла Елена Соловей. И первая роль, на которую меня назначили, — дочь героини Соловей в спектакле «Круглый стол под абажуром» по социальной пьесе Виктора Арро: даже из Москвы на меня приезжали смотреть…

 

С Сергеем Мигицко в спектакле «Без вины виноватые». Фото Юлии Смелкиной

 

Страшный трудоголик

— Нравиться — часть профессии?
— Без этого нельзя. Иначе ты будешь неинтересен. Это движущая сила актер­ской профессии, почему и говорят, что она «женская». Есть, есть в ней женское начало… И когда мои два мальчика эту профессию не выбрали, я вздохнула с облегчением.

— Дети росли за кулисами?
— Никаких декретов даже не было! Мы жили рядом, на Рубинштейна: в антракте мне приносили кормить детей, и я дальше шла на сцену. Позже я играла Малыша, а они стояли и смотрели. Но было и так, что мама уходила из дома на весь вечер. Один раз, помню, даже в костюме перебежала дорогу: ребенок дома не отвечал на телефонные звонки... Мама приезжала, помогала, сестра, папа моих сыновей, слава богу, не артист… 

— Двое детей для актрисы много?
— Почему? Это не редкость. И потом, я не умею заниматься каким-то одним делом. Мне всегда нужен выбор. У меня дома даже могут быть две зубные щетки, три тюбика с пастой, двое детей (смеется)… А если серьезно, Владислав Борисович Пази говорил про меня: «Трудоголик страшный». Я как-то успеваю и туда, и сюда, и даже еще вне театра работать успевала. Театр не меняла почти 30 лет, но изменяла ему направо-налево (улыбается) даже при большой занятости в репертуаре. Это теперь у меня осталось всего два спектакля… Зато есть фонд Хабенского.

— В качестве кого вы там?
— У меня студия. Это другая планета, отдельная история, которой я занимаюсь третий год. Это дает такие силы! А играть… Иногда мне кажется, что я переросла многих режиссеров: когда приходишь на репетицию, бывает, уже понятны логика, перспектива режиссерская — ты знаешь все, что тебе скажут, что поставят. 

— Так надо самой уже ставить спектакли!
— По «Сказке о мертвой царевне и семи богатырях» я уже сделала спектакль у нас на малой сцене (Олег Леваков мне помогал). Не знаю, куда дальше меня моя кривая вынесет, но режиссерская и педагогическая составляющая в ней ныне есть. 

Другие миры

— Как «Смешарики» случились в вашей жизни? 
— Это начиналось как «междусобойчик» на известной студии: меня пригласила Галина Дмитренко, сказала: «Пробы идут». Первое впечатление было ужасное: какие-то колобки с лапами (смеется)… А потом это сложилось в такую интересную историю! Все обрастало юмором, текстами, которые интересны и детям, и взрослым. На моем персонаже уже выросло множество ребят. 

— Недавно во время вечера, проведенного в театре в честь приезда Эрика-Эмманюэля Шмитта, вы с невероятной легкостью, доказывающей великолепные вокальные данные, исполнили песню из репертуара Эдит Пиаф. Никогда не сожалели, что не занимались вокальной карьерой?
— Эдит Пиаф «пришла ко мне» лет восемь назад. Но Владимиров изначально набирал в труппу поющих артистов. Весь театр был поющим! Это часть моей профессии. Был период, когда мы ежегодно выезжали на фестиваль в Марсель, где актерские концерты были частью праздника. И петь для меня — то же, что дышать: в семье у меня пели бабушка и мама. Просто слух дан богом: могу строить терции в три голоса — даже консерваторские говорят комплименты, но драматические артисты поют по-другому. И я могла бы петь только на драматической сцене, на этой сцене…

Досье

Родилась 28 ноября в поселке Бурли Комсомольского района Кустанайской области. Окончила ЛГИТМиК в 1986 г. (курс И. П. Владимирова) и была принята в труппу театра.

Играет в спектаклях: «Двое других» и «Супница» («Театр-Дом»); «Сенная лихорадка», «Сны в летнюю ночь» и «Пучина» (Театр «Русская антреприза» им. А.Миронова); «Нора» (Белый театр). Участвует в антрепризном спектакле «Крошка».

Снималась в фильмах: «Бакенбарды», «Замок», «Сон девственницы», «Брат», «Осторожно, Задов!», «Улицы разбитых фонарей», «Кружение в пределах кольцевой», «Колдовская любовь», «Морфий», «Любовь без правил» и других. Озвучивала многие художественные фильмы и сериалы.

Победительница телевизионного конкурса «Петербургский ангажемент» (1993), лауреат премии Николая Симонова (2002).

Лауреат высшей петербургской театральной премии «Золотой софит» за роль Шен Де — Шой Да в спектакле «Добрый человек из Сычуани» (2009).

Человек родился!

Поздравляем главного администратора Диану Черепанову с рождением сына!

Поздравляем!

Поздравляем Юрия Николаевича БУТУСОВА с вручением ему премии "ЗОЛОТАЯ МАСКА" в номинации "ДРАМА/РАБОТА РЕЖИССЕРА" за спектакль «Дядя Ваня»!

Поздравляем!

Поздравляем з.а.России Елену Комиссаренко с юбилеем!

Проект «Золотая Маска в городе»

8 апреля в 14:00 в Москвариуме на ВДНХ состоялся бесплатный показ спектакля «Птицы».

Изменения в репертуаре

Уважаемые зрители! Вместо спектакля «LIEBE. SCHILLER» на Малой сцене 18 июня пойдет спектакль «МЕДЕЯ», 19 июня пойдет спектакль «СВОБОДНАЯ ПАРА», 20 июня пойдет спектакль «ТЕЛО ГЕКТОРА». Приносим свои извинения!

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр