Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

Сценограф Александр Шишкин: "Для художника театр – это сфера обслуживания"

Ирина Мустафина,- m24.ru, 3 марта 2016

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Имена театральных художников для большинства зрителей чаще всего остается неизвестным. Редкое исключение – сценограф Александр Шишкин, успевающий работать везде: и у себя на родине – в Петербурге и в Москве, а также за границей. Шишкин – один из тех, чье имя регулярно присутствует в шорт-листах престижных театральных премий. В этом году он номинирован на "Золотую маску" сразу за два спектакля – "Пьяные" в петербургском БДТ и "Бег" в Театре имени Вахтангова. При этом сам художник не скрывает, что с театром у него взаимоотношения довольно сложные. 

Корреспондент m24.ru встретился с Шишкиным во время московских показов спектаклей БДТ в рамках "Золотой маски" и поговорили о его последних работах, многолетнем сотрудничестве с Андреем Могучим и Юрием Бутусовым и о самостоятельных арт-проектах. 


– Александр, на этой неделе московские зрители смогли увидеть спектакль "Пьяные" Андрея Могучего, за работу над которым вы номинируетесь на "Золотую маску" как лучший художник. При этом декораций в постановке практически нет…

– Отчасти это программная работа: в данном случае передо мной не стояла задача обслужить пьесу Ивана Вырыпаева в постановке Андрея Могучего. Я пытался найти не столько декорацию, сколько универсальную сценическую платформу, необходимую актерам для раскрытия материала, для определенной подачи текста и беседы со зрителем. Вообще, для меня сейчас актуальна не сценография как таковая, а работа актера с публикой, попытка создать трибуну для разговора с обществом. 

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– Вы не первый раз занимаетесь оформлением спектаклей по пьесам Вырыпаева. Есть ли какая-то формула, по которой нужно работать с его текстами? 

– Да, несколько лет назад я работал над сценографией его пьесы "Валентинов день" в Театре на Фонтанке. Не думаю, что может быть определенная формула. Многое зависит от режиссера: от того, как он взаимодействует с материалом. Алексей Янковский, ставивший "Валентинов день", больше работал с текстом как с самостоятельным произведением, которое можно по-разному трактовать и воспринимать. У Андрея Могучего, напротив, менее субъективное прочтение.

– А есть ли для вас разница между оформлением постановок по классике и по современным произведениям? 

– Неважно, Шекспир это или Вырыпаев, жив или мертв автор – мой метод от этого не меняется. Технология, подход в любом случае остается одинаковым. Мы с Юрой Бутусовым недавно выпустили премьеру "Сон об осени" по пьесе Юна Фосса – современного, модного норвежского драматурга. Да, автор жив, он может прийти и посмотреть спектакль, может выразить свое мнение. Но мне кажется, что текст ему уже все равно не принадлежит, как только он написан, зафиксирован, перевезен и переведен. Он отрывается от автора и отчасти становится мертвым.

– Премьера спектаклей "Бег" и "Пьяные" состоялась практически одновременно. "Бег" – очень многослойное произведение, а "Пьяные" все-таки более камерная пьеса. Не сложно ли вам было параллельно работать над этими двумя совершенно разными постановками?

– Так получилось, что я выпускал "Бег" в Москве и буквально на следующий день уезжал на премьеру "Пьяных" в Петербурге. Дело в том, что есть два полюса – Бутусов и Могучий. Это два непохожих друг на друга режиссера, с абсолютно противоположными методиками и подходами. И работу с ними обоими я воспринимаю как путешествие в разные страны. Сложности, конечно, бывают, но они всегда одинаковые. 

Спектакль "Пьяные". Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– Какие задачи обычно ставит перед вами Могучий, а какие Бутусов?

– Это точка зрения непрофессионала, что режиссер что-то хочет от художника. Почему не спрашивают, а что хотел художник от режиссера или от актеров? Кто и что хочет – это важное обстоятельство, но оно на самом деле более широкое. Как только от меня что-то хочет режиссер, я сразу хочу что-то от него. Работа строится на предложениях: драматург предлагает пьесу, режиссер предлагает обстоятельства: театр, материал, распределение ролей, некий формат. Мне сложно ответить на этот вопрос еще и потому, что я давно работаю и с Могучим, и с Бутусовым. Не то, что бы мы недавно первый раз встретились, увидели друг друга и все поняли. С Юрием мы еще делали его дипломный спектакль "В ожидании Годо". 

– Если попытаться вспомнить всех современных театральных художников, на ум придут лишь несколько фамилий тех, кто регулярно номинируется на "Золотую маску". Не свидетельствует ли это о некоем кризисе в сценографическом сообществе? 

– Художники находятся не на переднем фронте театральной жизни. Возможно, поэтому многие имена широкой публике незнакомы. С другой стороны, если вы, допустим, назовете мне несколько фамилий самых известных художников, непонятно, в каком пространстве они известные, а в каком неизвестные. Есть такие маркеры, как театральные премии. Но я понятия не имею, кто занимается отбором номинантов, насколько объективен этот выбор. К тому же, эти премии актуальны и важны для людей в определенном возрасте и статусе. Мастера на них уже не реагируют.

Александр Шишкин и Андрей Могучий. Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– Вы следите за деятельностью молодых театральных художников?

– Не могу сказать, что активно наблюдаю за происходящим в театре. Это настолько огромная машина, что за ней не уследить. Не слежу, а скорее, сталкиваюсь с кем-то в рамках профессии.

– Вам не кажется, что сегодня оформление театральных спектаклей – это нишевая история? В начале XX века многие художники с радостью работали в театре, а сегодня это интересно далеко не всем. 

– Потому что для художника театр – это сфера обслуживания, где он всего лишь дизайнер. Художника попросят "сделать красиво" – и он должен сделать красиво, попросят "сделать жестко" – он сделает жестко. Из-за этого и возникают все эти вопросы: "А какую задачу ставил перед вами режиссер?" Возвращаясь к вашему вопросу, за кем из молодых художников я слежу, выделю, наверное, учеников Дмитрия Крымова – Веру Мартынову, Машу Трегубову: они создают визуальный театр, где сценограф все-таки претендуют на роль человека, формирующего язык и всякие смысловые вещи.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– Помимо театра, вы активно занимаетесь и самостоятельными проектами, выставляете свои работы на различных выставках современного искусства. Что для вас сейчас в приоритете?

– Для меня сейчас в приоритете самостоятельные проекты, поскольку эта работа связана с моей личной ответственностью и личным развитием. В театре все друг от друга зависят, как ни крути. И, по большей части, это интертейнмент. Но когда я начал отдавать предпочтение внесценической деятельности, театр сразу же включился в эту игру. Получился немножко хитрый ход: раньше я занимался театром и все время с ним конфликтовал, потому что он меня зажимал. Переключившись на что-то другое, я эмоционально вышел из этого состояния конфликта и, отдалившись, как бы со стороны, стал заниматься театральными работами. Кстати, знаете, по какому направлению уже давно идет западный театр? В Европе оформлять спектакли зовут не профессиональных сценографов, а обычных художников с определенными эстетическими взглядами. Например, нужно решить спектакль в стиле Шагала. Они не просят сценографа придумать декорации в манере этого художника, а самого Шагала и приглашают. Это самый прогрессивный и, на мой взгляд, правильный метод.

Человек родился!

Поздравляем главного администратора Диану Черепанову с рождением сына!

Поздравляем!

Поздравляем Юрия Николаевича БУТУСОВА с вручением ему премии "ЗОЛОТАЯ МАСКА" в номинации "ДРАМА/РАБОТА РЕЖИССЕРА" за спектакль «Дядя Ваня»!

Поздравляем!

Поздравляем з.а.России Елену Комиссаренко с юбилеем!

Проект «Золотая Маска в городе»

8 апреля в 14:00 в Москвариуме на ВДНХ состоялся бесплатный показ спектакля «Птицы».

Изменения в репертуаре

Уважаемые зрители! Вместо спектакля «LIEBE. SCHILLER» на Малой сцене 18 июня пойдет спектакль «МЕДЕЯ», 19 июня пойдет спектакль «СВОБОДНАЯ ПАРА», 20 июня пойдет спектакль «ТЕЛО ГЕКТОРА». Приносим свои извинения!

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр