Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

Мэ и Жо

Мария Кингисепп,- «Pulse Петербург», 2008, июль

Персонаж Анатолия Папанова из всенародно любимого фильма «Бриллиантовая рука», описывая очередные пароли и явки, называл место общего пользования: у пихты, где написано «Мэ и Жо». Под закрытие сезона сразу два театра невольно-синхронно обозначили современные гендерные проблемы. В театре им. Ленсовета выпустили мелодраму «Развод по-женски», а в «Белом театре» на площадке литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского - интеллектуальную новую драму и комедию «Паника. Мужчины на грани нервного срыва». Оба спектакля идут с аншлагами. И пусть они совершенно не похожи друг на друга, как разнятся у «Мэ» и «Жо» ум, честь, совесть, физиология, логика, преставление о смысле жизни, понятие любви, верности и счастья - сравнительного анализа тут не избежать.
В «Разводе» на сцене только девушки. В «Панике» - исключительно юноши. Уже интересно. Разводящие демонстрируют женские прелести. Паникующие употребляют ненормативную лексику. Беспроигрышно, согласитесь. Далее закономерно: посредством сарафанного радио мужская половина зрителей, похрюкивая, завлекает своих друзей в театр Ленсовета, а женская, попискивая, своих подруг - в музей Достоевского. И все счастливы. Плюс представители обоего пола могут и должны найти в обеих премьерах что-то общечеловеческое, расслабляющее или облагораживающее, уж кому как глянется.
Но если спектакль «про Жо для Мэ» получился откровенно легким, ненавязчивым и развлекательным, то спектакль «про Мэ для Жо» неоднозначен. В принципе, и там, и там внешне комедийными средствами, замешанными на внятной основе, должны говорить о серьезных вещах вроде судьбы, предназначения, сомнений и тягостных раздумий. Но пока до этого еще не дошло, только надежно закрепили предсказуемые смеховые реакции зала.
С «Разводом» все более-менее ясно. Маникюр и макияж, мини-юбки и каблуки, корсеты и декольте, пух и перья, блестки и бантики... Нью-Йорк, Нью-Йорк... Карикатурная зависть, мелочная месть, против кого дружим, девочки?.. В этом коктейле особенно хороша Ирина Ракшина в гротесковой роли самодостаточной мамаши: вносит оживление и относится ко всему происходящему с должной иронией. Остальные пятнадцать человек разномастных женщин выступают говорящими манекенщицами, что дефилируют по сцене как по подиуму и меняют яркие наряды как перчатки. Разве что еще красавица Кристина Кузьмина забавно играет собирательный образ подруги как Ксению Собчак в шкуре Пэрис Хилтон, а почтенная Валентина Егоренкова выступает квинтэссенцией мультяшных ведьм и киношных стерв в образе молодящейся любительницы выходить замуж. На уровне гаденьких сплетен и клубка интриг, в салонах красоты и в гостиных светских львиц, раскручивается история, которой уже 70 лет - пьеса-то написана актрисой, писательницей, журналисткой, дипломатом и художницей Клер Бут Люс в 30-е годы прошлого века, но все еще считается современной. Интересно было бы узнать, что в ней сегодня так привлекло режиссера Олега Левакова? Незыблемость проблематики в духе «Секса в большом городе» или женские типажи во всем их разнообразии? 
В «Панике» история до боли знакомая, предельно натуралистично написанная финским режиссером и драматургом Мики Мюллюахо. Когда тебе «немного за тридцать», у тебя не только жизненный опыт, но и фобии наличествуют. Тебя не понимают друзья. В тебе разочаровываются любимые. Тебя не радуют успехи в работе. Ты стесняешься собственного тела. Ты прячешься за доморощенными догмами. Ты готов выть и лезть на стену. Ты начинаешь пить, чтобы не думать, и ходить налево, чтобы не привязываться. Ты потакаешь своим слабостям. Ты бежишь от ответственности впереди собственного крика. А если таких, как ты, собирается больше двух в замкнутом пространстве, вы принимаетесь чем-нибудь меряться: куцыми бицепсами, пивными животиками, карьерным ростом, широтой души, величиной страхов, уровнем интеллекта...
Мужчин-паникеров на сцене всего трое: дизайнер Макс (Виталий Коваленко), инженер Лео (Александр Новиков) и телеведущий Джонни (Александр Баргман). Предварительно повздорив и чуть не подравшись, они кидаются наперебой «лечить» друг друга, благо у каждого обнаруживаются серьезные проблемы, и все хотят поговорить об этом. 
Сценография элементарна. Действие происходит в антураже надувной прозрачной мебели. Наверняка это метафора: мол, дутые проблемы напоказ. Разборки ведутся на фоне кадров с танцующей Пиной Бауш (из оскароносного фильма Педро Альмадовара «Поговори с ней»). Финал и поклоны идут под знаменитый чилийский «Гимн народного единства» (ура-патриотическое «Вставай, вставай, разгневанный народ!»).
То, как мужики разговаривают, когда баб нет рядом, известно: громко рубят нецензурные фразы, скачут от комплиментов к оскорблениям, переходят с шепота на крик, продираясь через путаницу к емким определениям. То, как мужчины действуют, когда хотят казаться умными и сильными, тоже знают все. Они как дети в песочнице: любезно одолжил совочек, но ненароком наступил на ведерко, помог делать куличики, а потом все в ярости растоптал, предложил дружбу, но двинул в глаз. А то, как хорошие актеры играют в хорошей пьесе, надо видеть. Это тоже лечит - как своеобразный сеанс психоанализа. 
Но! «Паника» - это слишком быстро, словно суетливо, а желательно - ритмично, упруго.
А «Развод» - это слишком медленно, словно лениво, а желательно - энергично, игриво. После «Развода» женщинам хочется подтянуться, расправить плечи, записаться на фитнес, а мужчинам - начать сезон охоты. После «Паники» женщинам хочется стать как минимум феминистками, а мужчинам - напиться, забыться и вызвать эскорт скорой секс-помощи. Потому как состояние, в котором Мэ и Жо нынче пребывают, явно неудовлетворительное. 
Есть в критике избитое слово «пронзительный», как в рекламе - «уникальный», как в пиаре - «яркий». Именно этой пронзительности, остроты, желания вызвать сострадание и не хватает пока еще исполнителям ролей женщин разводящих и мужчин на грани нервного срыва. Их должно быть мучительно жалко. От них должна исходить жуткая тоска. Потому что их проблемы - нешуточные, порожденные временем и, можно сказать, выстраданные. А на выходе зрители думают и говорят только краткое «Круто!». Хотя должны были бы, насладившись и посмеявшись, испытать как минимум шок: культурный, нравственный, социальный... Не просто оценить натурализм диалогов горячего финского парня или человеческую смелость бывалой американки, а осознать всю глубину кризиса среднего возраста и антигероику нашего времени, которое насаждает мужчинам панические настроения, загоняет их в инфантилизм, мучает клаустрофобией, терзает непробиваемым одиночеством, пугает на ночь психоанализом, а женщин заставляет быть циничными донельзя и ухоженными исключительно для повышения самооценки. 
По всему выходит, что нынче мужчины - слабый пол, а женщины - сильный. Однако им от этой смены ролей никакой радости - сплошное мучение. Но откровенность - это еще не признак крутизны, господа и дамы. Копайте, пожалуйста, глубже, усерднее: от забора не до обеда, а хотя бы до полдника. Чтобы нам захотелось покопаться в себе после ужина. Чтобы захотелось героев понять и простить, а не только актеров искупать в овациях.
Мария Кингисепп

Человек родился!

Поздравляем главного администратора Диану Черепанову с рождением сына!

Поздравляем!

Поздравляем Юрия Николаевича БУТУСОВА с вручением ему премии "ЗОЛОТАЯ МАСКА" в номинации "ДРАМА/РАБОТА РЕЖИССЕРА" за спектакль «Дядя Ваня»!

Поздравляем!

Поздравляем з.а.России Елену Комиссаренко с юбилеем!

Проект «Золотая Маска в городе»

8 апреля в 14:00 в Москвариуме на ВДНХ состоялся бесплатный показ спектакля «Птицы».

Изменения в репертуаре

Уважаемые зрители! Вместо спектакля «LIEBE. SCHILLER» на Малой сцене 18 июня пойдет спектакль «МЕДЕЯ», 19 июня пойдет спектакль «СВОБОДНАЯ ПАРА», 20 июня пойдет спектакль «ТЕЛО ГЕКТОРА». Приносим свои извинения!

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр