Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

История болезни

Елена Строгалева,- Петербургский театральный журнал №52 (2008г.)

М. Мак-Донах. «Человек-подушка». Театр «Приют Комедианта». Постановка Антона Коваленко, сценография и костюмы Николая Слободяника
М. Мак-Донах. «Королева красоты». Театр им. Ленсовета. Режиссер Антон Коваленко, художник Николай Слободяник

 

Все люди лгут.
House M. D.

 

Лгут все. От политиков до обывателей. Особо цинично - представители масс-медиа. Люди искусства не реже, но им, к сожалению, больше верят. До сих пор ирландец Мартин Мак-Донах проходит в петербургской прессе исключительно с эпитетами: «эпатажный», «шокирующий», «циничный», «автор душераздирающих историй», написанных с «черным юмором» об «ужасах маленького ирландского городка». Эффектно смотрится программка к спектаклю «Человек-подушка»: «детям до шестнадцати, беременным женщинам» смотреть спектакль не рекомендуется. То есть канал НТВ с расчлененкой в праймтайм можно, а Мартина Мак-Донаха не рекомендуется. Мы по-прежнему продолжаем жить в стране, где уровень лжи зашкаливает в каждом из мгновений нашей жизни. Привычно переключая каналы с задушенными младенцами, изнасилованными детьми и умирающими от голода стариками, театральные старушки, сдавая пальто в гардероб, плотоядно шепчутся: «Вы видели, там написано, что мат на сцене и беременным женщинам смотреть не рекомендуется?». «Ах, ах!» - и они отправляются судить ирландца Мартина Мак-Донаха за совершенные им преступления против искусства.

Ровно через пятнадцать минут, поняв, что искусству ничего не угрожает, старушки засыпают в креслах. Ровно через пятнадцать минут, поняв, что искусству ничего не угрожает, начинаю думать, где ошибся режиссер, если усыпил старушек. Старушки, они, знаете ли, в некоторых случаях хороший барометр. Если их не тронула слезинка ребенка и не рассмешил садист-следователь в кожаном пиджаке, то кто-то ошибся. Не автор. Режиссер.

Ирландский драматург Мартин Мак-Донах уже несколько сезонов победно шествует по российским театрам. В Москве за один сезон дали несколько премьер, среди которых «Человек-подушка» Кирилла Серебренникова, спектакль спорный, но содержательный. Не говоря уже о подлинных первооткрывателях этого драматурга - режиссере Сергее Федотове и пермском театре «У моста», спектакль которого «Сиротливый Запад» номинировался в этом году на «Маску» и был оценен всей театральной общественностью как исключительно точное попадание в поэтику и эстетику автора. Режиссер Федотов не в первый раз «попадает» в Мак-Донаха, что можно объяснить лишь одним: он понимает, о чем и зачем написал этот драматург и как его можно ставить, что нужно сказать актерам, чтобы они сыграли так, как играют.

Молодой режиссер Антон Коваленко выпустил своего первого Мак-Донаха в Саратове, в Петербурге - еще два спектакля по пьесам ирландского драматурга: «Королева красоты» в театре им. Ленсовета и «Человек-подушка» в «Приюте Комедианта». Отличный ход для личного CV. Да и для театра, кажется, беспроигрышный вариант: взять молодого, не засветившегося в городе режиссера, известного, но еще не засвеченного автора и сочинить спектакль, используя хорошие актерские кадры. Но, вопреки расхожему мнению, количество в таком тонком и смутном деле, как режиссура, не всегда переходит в качество. Несовпадение по группе крови режиссера и драматурга оборачивается «смертью» пациента. Мак-Донаха можно решать через действенный анализ, выстраивая психологию взаимоотношений персонажей через «петельки-крючочки», погружать его в гущу бытового театра, ставить во главу угла гротеск, одно ему противопоказано - скука, серьез. Но на берегах Невы ему пришлось дважды пережить клиническую смерть.

За пятнадцать минут до конца спектакля «Человек-подушка» режиссера Антона Коваленко тебе внезапно открывается смысл. Ощущение, сходное с тем, которое переживаешь, читая какой-нибудь английский детектив: 500-страничная эпопея пройдена, кто убийца, так и неясно, и лишь финальный монолог следователя или преступника расставляет все точки над i для наивного читателя. Так и здесь: час десять пытаешься найти смысл и не находишь, десять минут филигранного этюда Аркадия Коваля - и мрак отступает, происходящее смысл обретает. Правда, смысл этот выламывается из логики пьесы Мак-Донаха, но дает ощущение исторической справедливости.

Каков сюжет пьесы «Человек-подушка»? Писателя Катуряна бросают в тюрьму, где он попадает в лапы к двум следователям с непростыми характерами и своими представлениями о добре и зле. Оказывается, в городе совершен ряд преступлений против детей по сценариям, совпадающим с сюжетами многочисленных рассказов Катуряна. Когда обнаруживается, что убийца - умалишенный младший брат Катуряна, писатель берет ответственность за эти преступления на себя, но просит следователя не уничтожать его рукописи, а положить в архив. Вот такая непростая во всех отношениях история, и можно подозревать, что Катурян не что иное, как альтер эго самого драматурга.

При чтении пьесы казалось (и спектакль Серебренникова, например, следовал этой идее драматурга), что писатель - талантлив, а следователь нет. Что в осознании своего таланта - наслаждение, и страдание для Катуряна Катуряна, поэтому он готов отвечать за преступления брата. Купировав пьесу до такой степени, что «наивному зрителю» остается домысливать даже фабулу и гадать, а «был ли мальчик», Коваленко выбирает на главную роль актера, который - то ли в силу неясных задач режиссера, то ли в силу собственного темперамента - не обнаружил в своем персонаже ничего, что заставило бы как-то сострадать ему. А уж в «интеллектуальных битвах» он и рядом не сидел со следователем Тупольски. На фоне очень слабого, рыхлого, подленького Катуряна Катуряна все симпатии - и человеческие, и профессиональные - отданы парочке злодеев в кожаных сюртуках. Денис Кириллов (Ариэль) и Аркадий Коваль (Тупольски), разыгрывая этюд за этюдом на тему «плохой следователь - хороший следователь», неожиданно обнаруживают болевые, рэпперные точки своих, казалось бы, дуболомных персонажей. Денис Кириллов с наслаждением изображает садиста-следователя, ударяя в пах и в другие части тела Катуряна Катуряна (бей его, кричит в это время мое человеческое, растормоши), но вдруг за этой грудой мышц, за распаренным жестоким лицом актер обнаруживает и страдание своего героя, и «ребенка», которого последовательно уничтожал мир взрослых. И Ариэля не перестаешь любить, как любишь ребенка, сошедшего с ума от жестокости этого мира.

Аркадий Коваль, сидя в железном кресле и держа в руках бумажного журавлика, так просто, так легко, так виртуозно рассказывает притчу про глухого китайского мальчика, переживая гибель своего сына, что зритель сразу понимает - вот он, настоящий поэт, писатель, отец, брат, сын. Что бы дальше ни говорилось Катуряном на тему: я умру, но рукописи не горят, момент истины, может и не запланированный режиссером, пройден. Вот он, подлинный автор, который наконец нашел человеческие слова и интонации для рассказа о своем горе. Вот она, точка невозврата: режиссер может сколько угодно строить умозрительные концепции о государстве-палаче и свободе художника, драматург может задавать множество вопросов о таланте, ответственности автора, о слезинке ребенка, но будьте уверены: если в слабом, фальшивом спектакле найдется парочка хороших актеров, они всегда сыграют свою драму. Мак-Донах написал очень странную пьесу, свалив в одну кучу все вопросы бытия, пьесу-притчу, пьесу-гротеск, пьесу-макабр, жестокую, умную и смешную одновременно. Драматурга поняли актеры Аркадий Коваль и Денис Кириллов и сыграли свою пьесу.

«Королева красоты» - история из цикла НТВ-шных криминальных очерков: домашняя война между старухой матерью и сорокалетней дочерью, захотевшей любви и счастья, заканчивается смертью матери, на трупе которой будут обнаружены следы насильственной смерти и пыток, в том числе и ожоги от раскаленного масла. Не случайно и в знаменитом пермском спектакле Сергея Федотова, и в спектакле театра «Сатирикон» роль матери играют мужчины: таким образом достигается то отстранение от бытового сюжета, которое необходимо для драматургии Мак-Донаха. Поэтому выбор Елены Маркиной на роль старухи-матери казался безошибочным. Казалось, что амплуа комической старухи (Маркина блестяще, органично существовала, к примеру, в сложносочиненном, гротесковом, интеллектуальном мире «Синхрона» Олега Рыбкина) органично вступит во взаимодействие с драматургией Мак-Донаха. Сделать страшное смешным и через смех приоткрыть калитку ужасу и трагедии, не просто изобразить старость с ее неприглядными физиологическими подробностями, а создать образ, который вызовет сочувствие, ненависть, смех, - непростая актерская задача. Но для этого надо, чтобы режиссер ответил на два главных вопроса: жанр и тип театральной условности в конкретном спектакле.

Мак-Донах - не бытописатель. Хотя его подробные ремарки и описывают скудный быт ирландской провинции, все равно читаешь - как про своих: утлая кухонная посуда, растворимые супы, проигрыватель, шкаф. Можно создать подробную бытовую среду, в которой живут герои, можно - подойти с большой долей условности к быту. По второму пути пошли художник Николай Слободяник и режиссер. В этом спектакле все - условность, что-то - символ. Шкаф с нарядами королевы красоты превратился в стойку с театральными костюмами, которая в драматические для героини моменты начинает ходить ходуном. Провинциальное, самодеятельное нечто, обобщение вместо конкретики, игровой набор посуды - холодная кухонная плита, сковородка, никогда не знавшая раскаленного масла, пустой чайник и чайная чашка, все это - вместо жаркого железа, выжигающего куски плоти, - жаркого, как пылающее сердце королевы красоты, чье нутро горит от ненависти и отчаяния. Иностранные запилы из динамика, ковбойская шляпа - нам и вправду хотят сыграть пьесу об ирландских нравах?

В этой условной обстановке каким-то образом пытаются выстраивать отношения мать - Елена Маркина, дочь Морин - Светлана Письмиченко, Пато - Аркадий Коваль. Кажется, что актерам даны совершенно разные задачи: Елена Маркина играет психологический гротеск, Светлана Письмиченко - жесткую психологическую мелодраму, Аркадий Коваль - условную комедию. Допускаю, что, сыгравшись, почувствовав друг друга, три блистательных актера к чему-то целому и придут. Но режиссеру так и не удалось преодолеть мелодраму со страшным концом, которую достаточно просто сыграть: мать разрушила надежду дочери на счастье, и та ее убила кочергой, не удалось разгадать загадку драматурга - что же так привлекает нас в этих пьесках о маленьких ирландских городках на краю земли? Почему все это так смешно, а не страшно? Так больно? Откуда берется отчаяние, смешанное со смехом?

Никаких связей с внешним миром в спектакле «Королева красоты» нет. Есть плохая театральная условность, страшный апофеоз которой - сцена, где дочь берет холодную сковородку и прижимает ее к руке матери, а актриса Елена Маркина вынуждена решать невозможную задачу - изображать, что ей мучительно больно, в пределах того псевдопсихологического театра, в которые ее поставил режиссер. Вот актриса и «мучается», изображая невыносимую боль. Мучаются и зрители - трудно представить себе большую фальшь, непонимание театральной условности. О чем трудно вспомнить на спектакле Антона Коваленко - что Мак-Донах современный драматург, может быть - одно из главных имен последнего десятилетия.

Елена Строгалева

 

Изменения в репертуаре

Уважаемые зрители! 19 октября вместо спектакля "Гамлет" пойдет спектакль "Сон об осени", 21 октября вместо спектакля "Все мы прекрасные люди" пойдет спектакль "Ревизор". Приносим свои извинения!

Замена спектакля

Уважаемые зрители! 16 октября вместо спектакля "Город.Женитьба.Гоголь." пойдет спектакль "Ревизор". Приносим свои извинения!

Гастроли в Казани

9 и 10 октября спектакль Юрия Бутусова «Город. Женитьба. Гоголь.» открыл Качаловский театральный фестиваль в Казани на сцене Русского большого драматического театра им. Качалова.

Всероссийское исследование театральной аудитории

Приглашаем Вас принять участие во Всероссийском исследовании театральной аудитории, которое проводит Российский институт театрального искусства – ГИТИС.

Подробнее

БИЕННАЛЕ ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУССТВА

6 ноября на нашей сцене будет показан спектакль выдающегося российского режиссёра Камы Гинкаса "Вариации тайны" (МТЮЗ) в рамках фестиваля "Биеннале театрального искусства. Уроки режиссуры" - 2018.

Подробнее

Документы

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио Ticketland VII Форум
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр