Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

Игорь Владимиров. Сто лет

Елена Горфункель,- «Петербургский театрал», 2019, № 2 (18), февраль

Третий возраст (я говорю сейчас о себе) имеет преимущества. Особенно для театроведа, то есть ответственного зрителя. В мой личный опыт входит память об увиденном в театре очень давно. Абитуриенты театроведческого факультета 1965 года повально писали о «Трех сестрах» в БДТ в постановке Г.А. Товстоногова. Я писала о «Ромео и Джульетте» в Театре им. Ленсовета в постановке И.П. Владимирова. Не скрою, что магнитом была Алиса Фрейндлих в заглавной роли. Все, что делалось с нею на этой сцене – «Таня», «Варшавская мелодия», «Мой бедный Марат», позднее «Ковалева из провинции», «Укрощение строптивой», «Трехгрошовая опера» – составило те впечатления, без которых нельзя любить театр. И нужно было еще понять, что рядом с великой актрисой был человек, который построил этот дом для нее – ее главный режиссер по должности и по жизни, Игорь Владимиров. Как раз в эти дни отмечались две памятные даты: 85 лет Театра им. Ленсовета и 100 лет со дня рождения Игоря Владимирова, который руководил им почти сорок лет. Театр совместил два события в один вечер, прошедший 29 декабря 2018 года. «Владимирские» актеры соединились со средним поколением и молодежью, чтобы вспомнить и театр, и, главное, человека и режиссера. Прошлое воскресало в воспоминаниях. Владимиров виделся в рассказах и читках человеком, лидером, харизматичным колоссом. Само собой вспоминалось, что Владимиров был режиссером и руководителем театра, который имел свою публику, свой репертуар, свой путь развития. Театр им. Ленсовета не терялся рядом с акимовским Театром Комедии и легендарным БДТ. На все вопросы из сегодняшнего дня, как и что было в этом доме на Владимирском проспекте, потом будут отвечать историки. Они обязательно обратят внимание на то, что невероятной популярностью Театр им. Ленсовета при Владимирове был обязан тому курсу, который в те времена считался чуть ли не низшим театральным этажом. Это был курс бульварного театра. Знатоки и критики старались об этом не говорить. Тем более, что Владимиров ставил классику, инсценировал великую прозу, открывал музыкальные жанры в драматическом театре, но всегда был чуток к запросам времени: например, первым поставил производственную драму («Человек со стороны» Игнатия Дворецкого). У него была великолепная труппа, у него был радостный, всегда живой, пульсирующий молодой кровью театр. И все же бульварную стратегию пора объявить и оправдать. Что такое бульварный театр? Это, прежде всего, публичный театр, общедоступный, массовый, демократичный. Театр для широкого зрителя. Давным-давно устарело понимание бульварного театра в духе французского Х1Х века, когда на бульварах, в маленькие театры «сваливалось» все то, чем пренебрегали большие театры. Но не случайно на сцене Театра им. Ленсовета шла пьеса Э.Э. Шмитта «Фредерик, или Бульвар преступлений» с Сергеем Мигицко в роли великого актера бульварного театра Фредерика-Леметра. Что осталось и отстоялось в понятии бульварного театра, так это непосредственность и доступность, это фарс и мелодрама; это яркая театральность и приоритет актера. Это актеры выдающихся дарований в центре внимания. Все это отличало режиссуру Владимирова. Не обязательно быть «властителем дум», чтобы создавать нечто стоящее, не обязательно иметь академический «рост», чтобы заслужить академический статус, а Театр им. Ленсовета при Владимирове стал академическим. Вот еще на что должны будут обратить внимание историки. Когда Алиса Фрейндлих перешла с Владимирского проспекта на Фонтанку, от Владимирова к Товстоногову (а это случилось в 1983 году), последний, будучи приверженцем театра ансамбля, то есть абсолютного равноправия творческих сил, и истинным «властителем дум» в театре шестидесятых-семидесятых годов, отступил от собственных принципов и сохранил для нее атмосферу именно бульварного театра – со «звездой» и соответствующим репертуаром. Сделанный ими спектакль «Последний пылкий влюбленный» (пьеса Нила Саймона – звонкое имя бульваров, режиссура Товстоногова, исполнители – Алиса Фрейндлих и Владислав Стржельчик) – это апофеоз мастерства, тонкости, психологизма и артистизма в мелодраме. Без Фрейндлих Товстоногов не стал бы браться за такую пьесу. Из Театра им. Ленсовета в разные годы уходили актеры – Алексей Петренко, Анатолий Солоницын, Георгий Жженов, Анатолий Равикович и Ирина Мазуркевич, Леонид Дьячков. У каждого были свои причины, но надо признать, что «владимирский» театр был для некоторых стартовой площадкой к большой карьере. Как живые стоят перед глазами образы, созданные «владимирскими» актерами: от Мэкки-Ножа Михаила Боярского до Раскольникова Леонида Дьячкова; от Карлсона Анатолия Равиковича до Свидригайлова Алексея Петренко; от Марии Стюарт Галины Никулиной до Даниэль Ларисы Луппиан – роли в спектакле «Двери хлопают», с которой началась ленсоветовская биография актрисы. В «Войцеке» в 1997 году Юрий Бутусов дал роль ветерану владимирской труппы, Михаилу Девяткину. Старик- шарманщик рассказывал страшную сказку, которая в пьесе Бюхнера поручена старухе – о мальчике, искавшем настоящий месяц, настоящее солнце и настоящие звезды – и не нашедшего их. Стоял поодаль от просцениума старик Девяткин, совсем седой, и печально рассказывал печальную историю о мальчике-мечтателе. Бутусов дважды пробовал поставить Театр им. Ленсовета на новые рельсы (в том числе буквально: молодой Дмитрий Лысенков в роли старика Сарафанова в «Старшем сыне» балансировал на рельсах, положенных на сцене): сразу после окончания института и в 2011 году, вернувшись в родной город, на родную сцену. Но театр в 2018 году не удержал Бутусова. На вечере памяти аккуратно прошли мимо этого вопиющего и прискорбного факта. Хотя ведь многие «владимирские» актеры из среднего и молодого поколения пошли за Бутусовым и преуспели в его замыслах и спектаклях. Сто лет – цифра, плохо соизмеримая с Игорем Владимировым. Он был красив и обаятелен, мужественен и оптимистичен. Помню первое впечатление от него, актера: в фильме «Тайна двух океанов» в роли старшины Скворешни, майора госбезопасности. Владимиров всегда был положительным героем в кино и театре (в отличие, например, от такого же харизматичного Игоря Горбачева, который всегда был убедителен в ролях карьеристов и прожектеров). Довольно часто во время спектакля Владимиров бывал в театре, и во время антракта проходил наискосок через фойе в свой кабинет, повергая зрителей чуть ли не в священный трепет – высокий, мощный, представительный. Он играл в театре Гаева в «Вишневом саде», профессора Преображенского в «Собачьем сердце», Багорыча (точно не по своему амплуа!) в трагикомедии «Вы чье, старичье?», но, конечно же, главной ролью, которую он играл десятилетия, была роль главного режиссера (что вольно-невольно играют все главные режиссеры и художественные руководители). У него были «свойства», недостатки, у него был характер и темперамент. Вокруг него всегда образовывался ближний круг – актеров, учеников, приверженцев. И настолько силен был его творческий авторитет, что даже в БДТ, при Товстоногове, где Владимиров начинал как режиссер, поставивший несколько спектаклей («В поисках радости», «Дали неоглядные», - и это было первое мое посещение БДТ, честно говоря, не слишком удачное), молодые актеры готовы были бросить все ради какого-то нового дела вместе с ним. Может быть, он и хотел стать театральным диктатором, но по-настоящему это ему было не дано. Он – старший товарищ, лидер компании, вожак, учитель, выдумщик, организатор, душа многих и многих театральных событий. Историки театра обязательно выделят сорок успешных лет Театра им. Ленсовета как годы Игоря Петровича Владимирова.

Елена Горфункель

Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр