Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

ЧУВСТВА УНИСЕКС

Татьяна Джурова,- ART1. 28.01.2014

«Liebe» вынесено в заголовок спектакля по трагедии «Разбойники» Шиллера, где вообще-то всего одна женская роль, остальные — мужские. Ситуации, когда в театре актеры-мужчины играют женщин, нередкая. Обычно это пьесы с переодеваниями, как, например, «12 ночь», поставленная некоторое количество лет назад Декланом Донелланом в Театре им. Пушкина, его реверанс сугубо мужскому шекспировскому театру. Или комедии с накладными бюстами, где женские партии откровенно травестируются сильным полом.

Совсем иные правила игры предлагаются в этом, самом женском спектакле Юрия Бутусова, в последнее время достаточно часто отдающего «сочинительство» на откуп артистам.

В полутьме на сцене появляются пять женских фигур: длинные ноги, каблуки, гибкие силуэты. Не торопясь, пока звучит музыка, актрисы переодеваются: кто в драные джинсы и кеды, кто в строгие мужские костюмы и ботинки. Нацепляют взлохмаченные клоунские парики, круглые проволочные очки, галстуки-бабочки… Играют на пустом, приподнятым над сценой, помосте. Обращают пространные монологи героев — в зал, глаза в глаза, как бы испрашивая нашего совета или участия.

Количество персонажей сокращено, брутальные «разбойничьи» сцены вырезаны, а история превращена в семейно-любовную. Выяснение отношений между братьями-врагами, уродливым и мстительным Францем Моором и оболганным им перед отцом благородным красавцем Карлом, влюбленными в одну и ту же женщину, подкреплено стихами Рильке, выдержками из текстов Ницше. Впрочем, про историю говорить сложно: построение композиции осколочное, этюдное. Второй, параллельный сюжет спектакля — непрерывный обмен ролями, безостановочные метаморфозы, которые претерпевают персонажи. Так, например, в роли Амалии актрисы сменяют друг друга (достаточно выдернуть платье, заправленное в брюки — и вот Франц (Наталья Ушакова) превращается в неприступную красавицу). Амалия — Юлия Соломатина с маскообразным гримом, щедро увешанная драгоценностями, змеящаяся в томных движениях, похожая на индийскую танцовщицу — не конкретная женщина, а скорее знак женственности. Потерянная, нездешняя, Амалия в клоунском гриме и укладкой в стиле жан-поль-готье, излучает беззащитность. И так далее…

Попыток мимикрии под сильный пол здесь нет. Природа образов — сугубо андрогинная, не вызывающая вопросов половой принадлежности. Так же как и чувства, ими испытываемые — чувства унисекс, овладевающие людьми помимо гендерной принадлежности. Также как конфронтация добра со злом, пренебрежение моральными императивами равнодушна к половым различиям.

Вера Панфилова в роли старика Моора транслирует старость. Фальшивое известие о преступлениях Карла становится для него воистину убийственным: мешковатая как у куклы фигура бьется в «агонии», будто лишаясь костей, истаивает кучей не то пыли, не то праха, летящей из его рукавов и карманов. В конце-концов Франц сваливает отца бесформенным кулем в углу, где он и пребывает добрую половину действия. В момент смерти персонажа актриса снимает парик, стирает болезненный грим, надевает простое белое платье, тюк со старой одеждой принимает очертания младенца у нее на руках. Образ матери с младенцем транслирует суть персонажа — не рассуждающей беззаветной «материнской» любви.

Уверенно ведет партию Франца Моора Наталья Ушакова, неуловимо мерзкого типа с сальными волосами и гнусавым голосом, асексуального, жалкого и страшного. Очень умная работа пронизана как «шекспировскими» (Эдмунд), так и «достоевскими» (Раскольников, Смердяков) мотивами. Франц-прагматик уверенно отказывает любым императивам в праве на существование, но натура, организм не выдерживает меры совершенных им «злодейств».

Женственные качества, исконно присущие актрисам, не спрятаны, но и не выставлены напоказ, а просто сообщаются исполнителем — персонажу. Так происходит, например, со Шпигельбергом Полины Пушкарук, по «эстафете» передающим Амалии свою беззащитность и заведомую обреченность. Очкарик превращается в печальную готку, весь облик которой транслирует обреченность.

«Настоящий мужчина» на сцене в общем-то один — это Карл Моор, излучающий силу и уверенность благородный разбойник с щедро-подведенными, как у звезды grunge, глазами, которого Евгения Громова играет, несколько педалируя сдержанный «мачизм» своего героя. Зато когда одна из Амалий буквально напрыгивает на Громову — Карла с поцелуем, ситуация не требует оправданий, не вызывает психологического зажима. Уж больно хорош(а). «Хилый век кастратов» — характеризует наш век в самом начале Карл Моор. Но, как оказывается в финале, вся его сила и мужество нужны не для масштабных свершений, а для того, чтобы вняв мольбам девушки, помочь ей уйти из мира, истекшего кровью, в котором больше не осталось любви.

«Любовь и кровь» образуют совершенно бесхитростную рифму. Красное пятно, расплывшееся по белой рубашке обреченного Шпигельберга, «расквашенный» нос Карла Моора, зловеще-красная линия губ клоунского грима Амалии и т.д. и т.п. Диапазон кровавых сцен — от сентиментальных до гран-гиньольных. Лже-вестник, принося письмо, якобы написанное Карлом перед гибелью, извлекает из-за пазухи окровавленную кисть руки, с которой буквально сочится кровь, и протягивает Амалии, на что та меланхолично заявляет: «Узнаю его руку» и прячет ее в декольте.

Любовь — качество универсальное, стихийное и неконтролируемое. Наверное, романтик-Шиллер был бы доволен. «Женофикация» шиллеровских разбойников всецело оправдывает их чувствительность, блестящие непролитыми слезами глаза, неистовство страстей, ставшее сейчас анахронизмом. Саундтрек — варьируемый на разные лады «Mutter» Rummstein, музыка Майкла Наймана к «Повару, вору…», песенка, которую поет Шарлотта Рэмплинг в «Ночном портье» — удваивает звучание этой композиции про беззаконную любовь, не знающую страха и не признающую границ, чей исход заведомо летален.

Изменения в репертуаре

Уважаемые зрители! 19 октября вместо спектакля "Гамлет" пойдет спектакль "Сон об осени", 21 октября вместо спектакля "Все мы прекрасные люди" пойдет спектакль "Ревизор". Приносим свои извинения!

Замена спектакля

Уважаемые зрители! 16 октября вместо спектакля "Город.Женитьба.Гоголь." пойдет спектакль "Ревизор". Приносим свои извинения!

Гастроли в Казани

9 и 10 октября спектакль Юрия Бутусова «Город. Женитьба. Гоголь.» открыл Качаловский театральный фестиваль в Казани на сцене Русского большого драматического театра им. Качалова.

Всероссийское исследование театральной аудитории

Приглашаем Вас принять участие во Всероссийском исследовании театральной аудитории, которое проводит Российский институт театрального искусства – ГИТИС.

Подробнее

БИЕННАЛЕ ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУССТВА

6 ноября на нашей сцене будет показан спектакль выдающегося российского режиссёра Камы Гинкаса "Вариации тайны" (МТЮЗ) в рамках фестиваля "Биеннале театрального искусства. Уроки режиссуры" - 2018.

Подробнее

Документы

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио Ticketland VII Форум
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр