Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

Антон Багров: «Никаких игр вне театра!»

Лариса Царькова. Журнал «Ваш досуг» (СПб) №21 (13—26 октября)

Он выходит на сцену в лучших ролях классического репертуара: Ислаев, Треплев, Белугин, Незнамов. Кто-то скажет: «Просто повезло». Но сам Антон Багров уверен: роли даются артисту за то, как он живет.

 
 

— Когда я была на спектакле «Без вины виноватые» в Театре им. Ленсовета, видела, как трогательно принимает его публика. Зрительницы начинают утирать слезы с конца первого акта…

— Серьезно? Ой, хорошо как!

— Вы этого не знали?

— Честно? Нет. На сцене я думаю только о роли. В спектакле, как в оркестре, у каждого своя партия. Чем точнее ты ее исполняешь, тем лучше общий результат. Правда, два спектакля назад на поклонах я посмотрел в зал и увидел, как в первом ряду навзрыд плакал мужчина. Рядом с ним сидела женщина, она была растеряна, смущена, не знала, как реагировать… Для меня это стало открытием! Мне дороги ваши слова, потому что роль Незнамова мне очень нравится, я увлеченно над нею работал.

— А насколько для вас вообще важно мнение зрителей? Вы доверяете публике?

— Знаете, как показывает опыт, если ты играешь искренне, честно, даже самый черствый человек, циничный школьник или, наоборот, искушенный зритель, которого трудно чем-нибудь удивить, эмоционально подключается к спектаклю. Например, в театре «Балтийский дом» есть замечательный спектакль «Женитьба Белугина», который мы всегда играем при полном зале, и зрители также реагируют — рыдают, смеются… Он сделан, что называется, без внешних эффектов, но в него вложено столько актерского труда! Люди это чувствуют. Что касается моих предпочтений — я очень люблю театр
Бутусова, Някрошюса, в котором метафоричность режиссерского языка сочетается с классическим разбором ролей, с игрой актеров «по чесноку», на разрыв аорты. Мне кажется, именно за таким театром будущее.

— В одном из интервью вы сказали, что внутренним прототипом вашего Незнамова был Алексей Девотченко. Что вы имели в виду?

— Мы как-то разговаривали с моим мастером — Борисом Наумовичем Голубицким, и я сказал, что не понимаю, что за человек Незнамов, каким бы он был сегодня? И Борис Наумович вдруг сказал: «А вот таким, как Девотченко, например, — маргиналом, находящимся в оппозиции ко всему миру». Это, конечно, не означает, что я в чем-то копировал Девотченко, — я его совсем не знаю как человека. Но для меня этот пример стал ключом к пониманию образа. А еще мне очень помог мой друг, однокурсник Петр Логачев. Он сам из детдома. В наших долгих ночных разговорах по скайпу я его мучил вопросами, клещами вытаскивал воспоминания, чтобы понять, каково это — жить без родительской любви, когда ты один на всем белом свете? Страшно даже представить…

Сцена из спектакля «Без вины виноватые»
Сцена из спектакля «Без вины виноватые»
 

— Петр видел спектакль?

— Нет пока — дела, съемки. Но для меня очень важно его мнение.

— Мы с вами беседуем в Театре им. Ленсовета. Это ведь не первый репертуарный театр, в котором вы служите. Был и Малый драматический, и «Балтийский дом»…

— Да, пять лет в «Балтийском доме»… А еще в Орле работал три года, в Великом Новгороде репетировал «Фигаро»…

— Так у вас колоссальный опыт закулисной жизни! Вам ведь тридцать лет всего. Что же вы ищете?

— Я отвечу, как Фаина Раневская: «Ищу искусство». (Смеется.) На самом деле, так и есть. Я ищу то место, где смогу максимально реализоваться. Взрослея, все чаще задаю себе вопросы: «Что такое актерская профессия? Ради чего вообще я ей занимаюсь?» И знаете, как бы эгоистично это ни звучало, для меня, в первую очередь, это процесс познания самого себя. Если в роли есть слово «любовь», для меня эта роль уже интересна. Поэтому мне так дорог Незнамов — человек, который не знал любви. Иногда мне кажется, что и я не знаю, что это такое. Может, любовь — это миф, который придумали люди, чтобы сделать жизнь не такой бессмысленной, какой она является на самом деле? Каждого человека время от времени посещают такие мысли.

— Наверное, поэтому в вашей жизни и появился Незнамов. По закону притяжения…

— Конечно! Ко мне все роли так приходят! По тому, какие роли предлагают, я могу судить — правильно живу или нет. Если роли хорошие — значит иду верной дорогой. А был период, когда мне в кино предлагали одних негодяев играть: бандитов, наркоманов, сутенеров… (Смеется.)

— Театр — сложный организм, в котором борются актерские самолюбия, амбиции… Как вы думаете, какими качествами должен обладать артист, чтобы прижиться в коллективе?

— В актерской природе заложена способность идти на компромиссы, проявлять гибкость: где-топромолчать, кому-то польстить… Бунтари, личности, такие как Высоцкий, например, — это единичный случай. Поэтому я не очень доверяю актерам. (Смеется.) И не дай Бог когда-нибудь влюбиться в актрису! Это табу, как «ни убий». (Смеется.) Мне всегда больше нравилось общаться с людьми из театральных «цехов». В «Балтийском доме», например, у меня сложились прекрасные отношения с вахтершей тетей Катей — она всегда спросит: «Как здоровье? Как дела?», расскажет про своих
кошек; когда мне негде было жить, кормила меня, даже иконку подарила. Блокадница, простой, замечательный, искренний человек…

— Коллеги не принимали вашу позицию за высокомерие?

— Не знаю. Возможно. Но я привык быть сам по себе. Я ведь приехал из Орла — в Питере ни семьи, ни родных. Первое время жил с любимой девушкой, а потом один. Кстати, Театр им. Ленсовета — первый театр, в котором у меня появились товарищи и из которого мне не хочется убегать сразу после спектакля. (Смеется.)

— Вы как-то сказали, что не любите актерствовать в жизни. Неужели даже в юности вас не заносило, не хотелось произвести впечатление на девушку?

— Знаете, я уже за это дорого заплатил. В том числе, личными отношениями, когда пытался казаться тем, кем я не являюсь на самом деле. Это для меня урок на всю жизнь. Посмеяться, похохмить — да, но не больше. Никаких игр вне театра!

— Что для вас в театре категорически неприемлемо?
— Пошлость. Если мне не нравится пьеса, роль, я никогда не буду участвовать в этом спектакле. В кино приходилось сниматься только ради денег, но в театре это неприемлемо. Еще недопустимо обсуждать своих коллег. Я с этим искушением борюсь по мере сил. У меня даже есть дневник, в котором пишу, что в течение дня сделал плохого, потом анализирую, чтобы не повторять ошибок. Стараюсь не портить карму. (Смеется.) Сцена не прощает нечистых помыслов. Возвращает тебе все бумерангом. Меня этому научил Юозас Будрайтис, с которым мы вместе играли в спектакле «Чайка» в «Балтийском доме». Он часто повторял, что для актера главное — это то, как он живет. Для меня это один из самых важных уроков в жизни.

Текст: беседовала Лариса Царькова

Журнал «Ваш досуг» (СПб) №21 (13—26 октября)

Человек родился!

Поздравляем главного администратора Диану Черепанову с рождением сына!

Поздравляем!

Поздравляем Юрия Николаевича БУТУСОВА с вручением ему премии "ЗОЛОТАЯ МАСКА" в номинации "ДРАМА/РАБОТА РЕЖИССЕРА" за спектакль «Дядя Ваня»!

Поздравляем!

Поздравляем з.а.России Елену Комиссаренко с юбилеем!

Проект «Золотая Маска в городе»

8 апреля в 14:00 в Москвариуме на ВДНХ состоялся бесплатный показ спектакля «Птицы».

Изменения в репертуаре

Уважаемые зрители! Вместо спектакля «LIEBE. SCHILLER» на Малой сцене 18 июня пойдет спектакль «МЕДЕЯ», 19 июня пойдет спектакль «СВОБОДНАЯ ПАРА», 20 июня пойдет спектакль «ТЕЛО ГЕКТОРА». Приносим свои извинения!

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр