Размер шрифта: A A A
Изображения Выключить Включить
Цвет сайта Ц Ц Ц
обычная версия

Анна Алексахина: «Как всякое творчество - это загадка...»

Галина Зайцева,- «Невское время», 1999, 24 февраля

Вымирающая порода. Ускользающая красота. Представителей этого рода петербургской интеллигенции ещё можно встретить в нашем городе. Это не советская интеллигенция «острых углов», и не ночная богема. Они из тех немногих, которые всегда боятся чем-то задеть и «оцарапать» окружающих, стыдятся казаться умнее и лучше других. Актриса Театра им. Ленсовета Анна Алексахина из этого ряда. Образ «серебряного века», сошедший с полотен Русского музея. Лик со старинной фотографии, затерявшейся на пыльной полке антикварного магазина. Но актриса Алексахина живёт в конце ХХ века, принимает на себя всю тяжесть современного бытия и справляется с его «невыносимостью», как подобает истинному интеллигенту. Помимо работы в театре и кино её часто приглашают в качестве ведущей на торжественные события нашего города. Конечно, этому есть причины. Хочется видеть «лицом» Петербурга, знаком культурной столицы именно такое лицо - интеллигентное, аристократическое, тонкое. И мы рады, что актриса Анна Алексахина на днях получила звание заслуженной артистки России.

- Была ли какая-то альтернатива в выборе профессии у дочери известного конферансье Якова Кипринского или это генетическая «обречённость» на актёрство?
- Мама моя была филологом, кандидатом наук, человеком очень образованным. И она не хотела, чтобы я погружалась в актёрство, всячески этому препятствуя. Ей казалось, что это очень однообразная и скучная среда, где мало интеллигентных людей и пищи для ума. Богемная среда виделась ей очень тусклой. Хотя она сама в детстве играла в самодеятельности и тяга к театру в ней была. Наверное, поэтому она и папу полюбила. Но зная, насколько этот путь тяжёл и опасен, она всячески меня от него отговаривала и готовила к поступлению в Университет, на филфак, на сербо-хорватское отделение. И я туда готовилась. Но при этом уже вовсю снималась в кино.
- Помню вашу роль очаровательной аристократки Сондры в фильме «Американская трагедия»...
- Это было уже в институте. А я снималась с восьми лет. Меня нашли на улице, «без папы». Подошли на Кировском проспекте и спросили: «Девочка, хочешь сниматься в кино?» Это был первый вариант «Открытой книги» режиссёра Владимира Фетина, и там я играла «Чурсину в детстве». Школьницей снималась с Димой Харатьяном в фильме «Фотография на стене». Это было после выхода «Розыгрыша», и он был восходящей звездой. Но, как ни странно, к съёмкам я относилась, как к тяжкой повинности. Не было ощущения блаженства и счастья. Приходилось ездить в экспедиции, пропускать школу, а я была очень дисциплинированная и ответственная. Когда всё-таки поступила в Театральный институт, папа был горд, что гены «взяли своё» без его прямого влияния.
- Школа Игоря Петровича Владимирова дала вам ощущение «вооружённости» в профессии, когда вы пришли в театр?
- В актёрской профессии нет никаких рецептов и канонов, каждый раз ты абсолютно безоружен и каждый раз пробуешь воду, не зная, как в неё войдёшь. Конечно, с опытом меньше нервничаешь. Но это никак не влияет на результат. Как всякое творчество - это загадка, и каждый раз не на что опереться внутри и идёшь наощупь.
- И всё-таки есть понятие «школа Владимирова». Чему она вас научила?
- Конечно, у Игоря Петровича была своя школа, со свойственной ей яркой театральностью, характерностью, эксцентрикой. У нас на курсе считалось самым престижным проявиться как характерному артисту. И все к этому стремились. Хотя вроде никто ничего не навязывал, но это формировалось как-то исподволь. На курсе говорили так: «Характерный артист героя всегда сыграет, а вот сыграет ли герой характерную роль?» Владимиров постоянно будил нашу фантазию, любил парадоксальные оценки, неожиданные ходы. И мы всё время придумывали какие-то несусветные приспособления. Выпускалась я как характерная артистка. Играла старушку-уборщицу в «Провинциальных анекдотах», острохарактерную роль в пьесе Аллы Соколовой «Кто этот Диззи Гиллеспи?» и мальчика-гусара в первой редакции «Игроков».
- Начало вашей профессиональной жизни в театре можно назвать успешным, всё-таки Мастер пригласил в свой театр. Вы это так же оцениваете?
- В театр Владимиров взял с курса шесть человек. Это был 1982 год. Когда мы пришли, никто не обращал на нас внимания. Год мы помаялись, не зная, куда себя девать. И Олег Леваков, актёр этого театра, который был педагогом у нас на курсе, затеял с нами самостоятельную работу - пародийный спектакль «Кривое зеркало». Мы проявили себя, как артисты, и после этого на нас стали смотреть как-то иначе. А потом я очень много вводилась в спектакли и переиграла на подхвате кучу ролей: Маленькая разбойница, Герда и ещё много чего. Вводы - это «школа свободы», ты «прыгаешь и сразу плывёшь». Это очень полезный тренировочный опыт. Но с другой стороны - опасный, потому что стирается индивидуальность, ведь ты играешь в чужом рисунке. А в экстремальной ситуации нет возможности проложить какой-то новый путь, и используешь чужие наработки, лишь бы не повредить партнёрам.
- Героическое начало в вас всячески ущемляли. Из вас делали актрису характерную, комическую. Но мне кажется, в вас звучит какая-то лирико-героическая мелодия. Ведь всё-таки существует тема актёра, которую диктует его натура и внутренняя организация.
- Наверное, мне грех жаловаться на роли, я переиграла их много и очень разных. Хотя считаю, что актёр должен взять какую-то свою ноту, свою интонацию. Может быть, я свою тему ещё и не осознала и не проявила.
- Какие события своей театральной жизни вы считаете этапными?
- Работа в спектакле Левакова «Кривое зеркало» и спектакль «Месяц в деревне» (роль Верочки).
- А роль Александры Негиной в спектакле «Таланты и поклонники»? Критики и поныне рассказывают, что пронзительную сцену прощания Негиной с Петей невозможно было смотреть без слёз. 
- Мне кажется, что в этой загадочной пьесе у нас не всё получилось. 
- Каждая актриса рано или поздно решает для себя вопрос Негиной: искусство или любовь, семья. Как это решение далось вам?
- Это постоянное, тяжёлое противоречие актёрской жизни, которое решить невозможно. Пока нет семьи, ты предан театру. А когда начинаешь делить себя, то мгновенно мстит либо театр, либо семья. Театр сразу чувствует, когда ты «садишься на другой стул», и начинаются сбои. Когда ты в театре, думаешь о том, что там, дома. А дома думаешь: почему это я не репетирую? Это мука. И я знаю, что все так разрываются. 
- Чью «месть» - театра или семьи - вы переживаете сильнее?
- Я всё время стараюсь, как эквилибрист с вертящимися тарелочками, подкручивать их и там и сям.
- Аня, со своим спектаклем «Интимная жизнь» в антрепризе Михаила Боярского вы объездили полмира. В чём плюсы и минусы стационарного театра и антрепризы?
- Игра в антрепризе даёт такое ощущение свободы, когда ты абсолютно независим. «Интимная жизнь» была одним из первых антрепризных спектаклей в Петербурге. И для нас он стал какой-то особой сферой жизни. Есть семья, театр и ещё «Интимная жизнь». Это совершенно отдельная статья. Мы сыграли его двести раз, и при этом спектакль развивается.
- Но поскольку антреприза - детище коммерческое, считается, что о серьёзной режиссуре там говорить не приходится...
- Мы его начинали репетировать в театре, и что будет дальше, не представляли. Как режиссёр его выпускал Олег Леваков. Но там действительно многое принадлежит нам. Пьеса кажется пустяковой, но мы были так одержимы этим спектаклем. И в нём сложились такие живые отношения, что до сих пор импровизационно рождаются какие-то новые моменты. По сравнению с премьерой спектакль обогатился и вырос. Может быть, это исключительный случай для антрепризы. 
А стационарный театр даёт ощущение стабильности, как свой дом. Страшно, если этот традиционный театр обречён, потому что он - русское чудо. Для артистов он очень важен, так как даёт возможность внутреннего роста. Такой театр необходимо сохранить. 
- Современная драматургия, которую вам приходится сегодня играть, далека от уровня классики. 
- Можно быть хорошим артистом, но проходив всю жизнь в кринолине, не найдёшь отклика у современников. Благодать играть классику, но у всех актрис, которые становились звёздами, был современный репертуар: у Дорониной, Фрейндлих, Неёловой, Яковлевой.
- Чем сейчас вас радует работа в театре помимо спектаклей?
- Тем, что я ничего не делаю, и это очень полезное занятие. Потому что бывает такое ощущение, что уже какие-то чувства и силы соскребаешь «со дна». И нужно восстанавливаться. По молодости надо играть постоянно. А потом работы должны быть штучные.
- И как вы «наполняетесь» чувствами и силами? Устраиваете себе в жизни какое-нибудь увлечение или драму?
- Не обязательно переживать какие-то драматические коллизии. Необходимо восстановить покой в себе. А из покоя рождаются силы. И книжки почитать хорошо. 
- Говорят, что вы одна из наиболее интеллектуальных и читающих актрис. Что читаете сейчас?
- Мемуары Эммы Герштейн. Она была верной спутницей Анны Ахматовой и прекрасным лермонтоведом. Книга - поразительно интересная, оторваться невозможно. Грустно, что она заканчивается. Может быть, срабатывают какие-то петербургские гены, но у меня полное ощущение идентификации с тем временем, абсолютная растворённость в нём.
- Муж, ребёнок, школа, спектакли. Когда читать-то?
- Когда есть что читать, то время как-то находится.
- Но вы относитесь к тем артистам, которые интересуются театральной жизнью города и «отслеживают» театральные события. Что было интересно в этом сезоне с актёрской точки зрения?
- Спектакль Григория Козлова «Лес». Он поразил актёрским пиршеством. Я даже пьесу восприняла по-новому. И артистам так комфортно играть в этом спектакле, что это невольно заражает.
- Вы сравнили работу над новой ролью с тем, как человек пробует воду, прежде чем войти в неё. А была такая роль, в которой ощущали, что идёте по воде?
- Моменты такие бывают. Но такой роли ещё не было...
Беседовала Галина Зайцева

Человек родился!

Поздравляем главного администратора Диану Черепанову с рождением сына!

Поздравляем!

Поздравляем Юрия Николаевича БУТУСОВА с вручением ему премии "ЗОЛОТАЯ МАСКА" в номинации "ДРАМА/РАБОТА РЕЖИССЕРА" за спектакль «Дядя Ваня»!

Поздравляем!

Поздравляем з.а.России Елену Комиссаренко с юбилеем!

Проект «Золотая Маска в городе»

8 апреля в 14:00 в Москвариуме на ВДНХ состоялся бесплатный показ спектакля «Птицы».

Изменения в репертуаре

Уважаемые зрители! Вместо спектакля «LIEBE. SCHILLER» на Малой сцене 18 июня пойдет спектакль «МЕДЕЯ», 19 июня пойдет спектакль «СВОБОДНАЯ ПАРА», 20 июня пойдет спектакль «ТЕЛО ГЕКТОРА». Приносим свои извинения!

Мы в социальных сетях:

Наши партнеры:

Телеканал Санкт-Петербург Театр Музей Радарио
Театр имени Ленсовета. Санкт-Петербург, Владимирский пр., д.12
Карта сайта | Новости | Пресса | Театр | Репертуар на июнь | Персоны | Спектакли | Театр